atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

БИТВА ЗА ДВЕРЬ

РАЗ в год непременно причитаю на тему "ту.хан чог.он (точки показывают границы морфем; четырёхсложное изречение - китайское, иероглифическое) 두한족온 頭寒足溫 - "[держи] голову в холоде, ноги в тепле", правила, которое корейская нация неуклонно соблюдает все тысячелетия своей истории, неважно, сколько их было - полтора, пять или девять. Я уже писал о том, что жилища корейцев устроены таким образом, что зимой отапливается лишь пол, а пространство над ним нещадно продувается холодным ветром, который беспрепятственно проникает снаружи сквозь щели в стенах, окнах и настежь открытые двери. Время причитать в этом году пришло не так давно, недели три или четыре назад. Мне пришла в голову оригинальная идея - воспользоваться продлением контракта (он и с ним моя рабочая виза заканчиваются в полночь сегодня, 28-го декабря) и потребовать возвращения двери (читающие блог с 2005 года знают об обстоятельствах, при которых одновременно исчезли двери во всём институте; моя, вон, стоит на веранде), помимо, разумеется, повышения зарплаты, как непременного условия моего согласия продолжить работу на благо института. Что я и сделал в первый же день холодов.

Я тылдычил своё всякий раз, когда встречал Джона. Тот отмалчивался. Я сказал о своих требованиях Ивочкиной. Нервы сдали в пятницу, 23-го, за три рабочих дня до окончания контракта. Я сказал, что, если он не вернёт дверь на место, я уеду. Администратор неприветливо улыбнулся и промолчал. Я подсчитал, сколько мне причитается выходного пособия, пенсионных накоплений, билет мне, я знал, купят (в соответствии с пунктом контракта, который я выторговал несколько лет назад; заодно позабочусь, чтобы билет был в бизнес-класс на прямой рейс). На полгода хватит, а там посмотрим...

В понедельник (26-го) утром раздался звонок. Джон! "Приходите в главное здание обсудить условия контракта". - "Я сказал свои условия. Дверь поставите?" - "Решение вопроса двери не в моей компетенции". - "В чьей же? Я просил вас решить этот вопрос несколько недель назад. Вы должны были решить его. В конце концов, я в институте самый старый, вы должны почитать меня". - "Вы придёте?" - "Нет". Я положил трубку.

Придя в себя, накатал заявление на имя Самого: "Заявление о снабжении офисным оборудованием. Так-то и так, в офисе сквозняк, отсутствие двери отрицательно влияет на мою работоспособность. Прошу уважить мой возраст, поставить дверь", пусть, думаю, решают вопрос на самом верху, и послал в два места: Джону и Ивочкиной. Никто не ответил.

Вдруг объявили о визите Самого. Он прибыл в два часа. Усевшись в золотое кресло, сходу пустился вразнос: "Пездельники! Палбесы (в корейском языке смычные взрывные согласные начала слова, инициали, произносятся как глухие - В.А.)! Разогнать всех! Думаете, вы незаменимые? Ещё как заменимые!".

У меня упало сердце. А ну как сейчас смотрят, слушают телевизор (проповеди-лекции снимают сразу три телевизионные камеры) молодые коллеги? Они же мигом пришлют заявления на моё место!

Между тем, Сам продолжал греметь на весь мир: "Можете подавать заявления об уходе!". Я понял: Он получил рапорт про дверь и повышение зарплаты, этот месидж был обращён ко мне.

Мы разошлись в восьмом часу. Я отловил Ивочкину: "Это был сигнал мне подавать заявление об уходе?" - "Я думаю, это был сигнал всем нам, чтобы мы не ждали отгулов, обещанных за ударную работу". - "Но почему Он позволяет себе говорить в таком тоне, на половинчатой речи, панмале? Ведь в зале были люди старше его! Так не по-корейски! Он не знает нашего йеппоп 예법, этикета, правил приличий". - "Сонсэнним, это именно Корея"...

На следующий день утром (у меня ещё было два дня, чтобы продлить контракт) состоялся разговор с Джоном и соседом Кимским, заместителем директора: "Поставьте дверь, и я подпишу контракт". - "Но при чём дверь?" - "Это дело принципа. Я хочу убедиться, что администрация института делает хоть что-то для своих сотрудников". - "Снять двери повелел Сам!" - "Так получите у него разрешение снять! Я не хочу загнуться от болезни". И я что есть силы закашлял в сторону двух руководителей...

Переговоры закончились ничем. Я пригрозил, что отправлюсь в иммигрешку, чтобы заручиться продлением визы на месяц. Чтобы угроза не была голословной, сходил в иммигрешку и притащил оттуда рекламную литературу.

В половине пятого позвонил О, заведующий отделом Дао. Он - единственный верующий, посредник между нами, Фомами неверующими, и Самим. "Слышал, не желаете продлевать контракт". - "Я хочу повышения, притом значительного, годовой зарплаты - её не повышали три года - и возвращения двери". - "Зарплату повысим. Что до двери, сами знаете, что пойти на это мы не можем". - "Сожалею об этом". - "Обещаю доложить верховному руководству"...

В пять нас созвали в конференц-зале на телефонную лекцию Самого. Об увольнении не было проронено ни слова. Об отгулах тоже. До конца моего контракта остался один день, вернее, одна ночь и один день.

Сегодня с утра было тихо - никто не звонил, никто не звал подписывать контракт. Я понял: это конец. В обед попрощался, употребив христианскую формулу, с тётушками в столовке: "Это моя последняя трапеза, манчхан". Коллеги трепали по плечу: "Хвайтинг!". Поздно, поздно...

Собрал библиотечные книги, отнёс в библиотеку. Стал приводить в порядок офис, как вдруг в три часа пришёл О.

Он прошёлся по комнате: "Действительно, дует. Если поставим дверь, подпишите контракт?" - "О чём разговор!". Он протянул пакет. "Что это?". - "Это виниловая дверь на магнитах. Согласны поставить её? Она и прозрачна, и превосходно не пропускает сквозняк". - "Откуда она? Как?". О лишь хитро улыбнулся. Подарок Самого?

В три тридцать позвонил Джон: "О поговорил с вами? Теперь придёте?". - "Бегу".

Через полчаса я мчался, сжав в потных руках испещрённые красными печатями бумаги, домой. Взял паспорт, сел на велосипед. В четыре тридцать, за полтора часа до конца рабочего дня, сидел перед иммиграционным чиновником...

Из иммигрешки поехал к дантисту - продолжить лечение сломанного зуба. В семь зашёл в офис, чтобы убедиться, что мои вещи на месте. В офисе витал химический запах, в проёме двери, ведущей в мою комнату, висела - кто-то постарался в моё отсутствие - новенькая виниловая дверь.
Tags: жить в Корее, особенности корейской национальной
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →