atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

СЛУЧАЙ В ДЕНЬ ПОЛНОЛУНИЯ: ХОЗЯИН БАРИН. - РАПОРТЫ В КОРЕЕ

ПРОШЛАЯ неделя была небогата событиями: работа, покатушка... и, пожалуй, всё. Впрочем, нет. Было ещё одно событие.

Понедельник, шестое

Лунный год назад я писал:

<...> был пятнадцатый день первой луны, чонволь тэ-борымналь, или просто тэ-борымналь 대(大)보름날. Первое слово, чонволь 정월 正月, исторически составлено из двух иероглифов, первый 正 - "справедливый; правильный; ровный, прямой; подлинный; старший", второй 月 - "луна", неразделимо и означает "первая луна", оно перекочевало и в современный календарь и означает "январь". Второе слово тоже сложное. Сначала оно делится на две части: синокорейский элемент тэ 대 大 "большой" и собственно корейское порымналь 보름날, которое, в свою очередь делится на порым 보름 "пятнадцатый день" и спецификатор наль 날 "день". Всё вместе означает "большой (здесь: выдающийся, выделяющийся из прочих) пятнадцатый день". В лунном календаре пятнадцатый день выпадает на полнолуние.

В этом году пятнадцатый день первой луны пришёлся на шестое, понедельник.

В тот день столовские тётушки наварили клейкого риса с бобами, орехами (не забывают в корейских селениях традиции!). Надеясь увидеть обещанные властями народные гуляния, отправился гулять в обед с камерой в руках по округе, но ничего не увидел. Не унывая, вернулся в офис (вечером в соседнем районе должен был проходить городской фестиваль с игрищами, костром), с лёгким сердцем прикорнул, скорчившись в кресле. Ближе к вечеру, проснувшись, через стекло окна сфотографировал крышу соседнего здания - руку набить и чтобы камера не простаивала.

Roof (Feb 6, 5 pm

Без пяти шесть, за пять минут до ужина и конца рабочего дня, прилетела смска Джона: "Всем срочно собраться на третьем этаже. Босс говорить будет". Собрал вещички, пошёл к главное здание. А что поделаешь? Хозяин - барин. Как кликнет - изволь бежать. Наш ничем не отличается от президентов фирм и фирмочек. Как придумает что про постижение Истины или про распростирание Дао по свету, звонит Старшим Вершителям, мол, так и так, идея появилась, звоните по всей религии, созывайте народ, говорить буду. И про Институт не забудьте. По странному совпадению, идеи посещают Его ближе к концу рабочего дня: в пять тридцать так, пять сорок. У нас, иностранцев, даже появилась своя прощальная формула. Когда расходимся после обеда, говорим друг другу: "See you at five forty". Один раз Он придумал собрать народ 31-го декабря в семь вечера. Слава Богу, я тогда, словно чуяло сердчишко, ускользнул в Торонто. Мда. Я и говорю: хозяин - барин.

Тех, кого особо интересует то, как устроены корейские фирмы, институты, университеты, отсылаю к своим ранним записям, Ланькову и к Гуглу.

Предстоятель вещал по телефону. В семь я почувствовал, что голоден - пустой живот оказался сильнее тяги к постижению Дао. Выскользнул из конференц-зала и отправился в столовку. Та была закрыта. Я пришёл в ярость. Вернулся обратно - Он продолжал вещать. Я подполз к Кимскому и жарко зашептал: "Что за дела? Зачем устраивать заседания в конце рабочего дня перед ужином? Мы же семь часов без жратвы. Знаете, что столовка закрыта?". Кимский протянул микрофон, проговорил цинично: "Скажите Ему". - "Скажите сами. Я ушёл". И ушёл.

Уйдя, от злобы забыл про фестиваль, пошёл домой и, кажется, напился пьян.

Вторник, седьмое

С утра был объектом насмешек со стороны коллег.

В обед поговорил с Сексуальной Красотой, верующей.

В корейских компаниях принято писать рапорты, пого, погосо 보고서. Рапорты пишут не только по делу. Например, увидел недочёт, провинность, товарища, коллеги, неправильность какую жизненную, раз, взял, написал погосо и послал боссу... Чем-то эта чисто корейская фишка напоминает бытовавшее в прежние времена в Советском Союзе стукачество. Всё же между советским стукачеством и корейскими рапортами есть разница. Стукачеством в Союзе занимались единицы (коллективы, как правило, знали, кто стучит, и принимали соответствующие меры), в Корее рапорты пишут все, причём каждый пишущий знает, что и остальные тоже пишут. Ну, почти все пишут - за редким исключением. Одним из таких исключений являюсь я. Я рапортов не пишу. Напротив, пишут обо мне. У меня свой метод. Скажем, я испытываю потребность выразить своё неудовольствие работой в выходные. Я задаю недоумённый вопрос, высказываю свои соображения кому-нибудь из знакомых верующих и на сто процентов уверен, что мой собеседник в тот же вечер поспешит настрочить обо мне рапорт, пока его не опередил кто-то другой. А такая опасность есть, потому что в организации (имею в виду религию) существует система поощрений, премий - за рапорты, за обращение людей в веру...

Разговаривать я не боюсь, пусть пишут. Во-первых, я не ругаюсь, во-вторых, мне всё позволено - я иностранец. И, наконец, моё мнение, мнение не-корейца, важно для руководства Института и религии - ведь я говорю для пользы дела.

Поговорив с Сексуальной Красотой и убедившись, что она правильно поняла суть моего месиджа, пришёл в офис, прикорнул на полчасика.

...

В три часа слушал лекцию заезжей знаменитости, профессора Чу. Профессор оказался балагуром. Начал с того, что сказал: "У меня две докторские степени, так что я затрудняюсь сказать, в какой я области специалист. Можете считать, что ни в какой". Лекция называлась: "Туре 두레, типично и единственно корейская традиция взаимопомощи" (я уже говорил, что что корейское ни возьми, всё уникально и единственно), однако лектор говорил о чём угодно, только не о туре. Хотел спросить, занимался ли он сравнительными исследованиями, знает ли он, в частности, о среднеазиатском хашаре, но решил светилу не смущать. В беседе после доклада выяснил, что двадцать лет назад оба были на одной конференции.

Интересно, сколько профессору заплатили за лекцию? Я тоже мог бы запросто зарабатывать на жизнь чтением лекций. Проблема лишь в том, что надо говорить много и без передыху (я - тугодум, не балагур), однако сообщать что-то новое вовсе не обязательно. Так, знаю, поступают не только корейские, но и российские и иные профессора...

Лекцию снимали три телевизионные камеры. Не спал.

Среда

Спал.

Четверг

Спал. После работы поехал в клуб. До одиннадцати играл в бильярд. Домой вернулся около полуночи.

Приехал в клуб, а там стопка красивых книжек. Мин: "О нашем клубе написали в рекламном бюллетене Юсонского района". Вау!

HaengbokYuseong(1)

"А почему не указали, что фотографии мои?". Мин: "Негодяй-журналист и моё имя переврал. Я Пёндок, а он обозвал Кёндоком".

HaengbokYuseong(2)

Пятница

Спал.

В два часа приехал Сам. Когда я, скорчившись в поклоне, проходил мимо, Он отвернулся в сторону. Я понял, что моё послание достигло своего адресата. В другое время я бы испытал волнение, испугался, однако мой контракт был продлён, и я остался спокоен...

После работы прокатился в "Хомплас", где за $9 купил литровую бутылку английской водки филиппинского производства. Водка была нужна, чтобы назавтра угостить духов и товарищей по велоклубу.
Tags: велоклуб, корейская культура, особенности корейской национальной
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments