Tiger and Magpie

СИМПОЗИУМ

Пятница, 23-е

I. Охота за билетом

НАКАНУНЕ нам, иностранцам, сказали сроки отпуска, и я срочно озадачился добычей билета домой. Билеты покупать надо заранее. Во-первых, никогда не знаешь, как высоко взлетят цены на авиабилеты завтра, через месяц. Во-вторых, этот год - год Олимпиады, пусть Торонто с Сеулом и далеки от Лондона. В-третьих и прежде всего, корейцы так любят летать в Канаду! Я бы купил билет ещё в прошлом году, но всё дело в том, что мой институт - режимное заведение, и в отпуск мы уходим по команде - все в один день. Решение о дне принимает Сам Владыка.

Проведя день в бесплодных поисках (все билеты были через Токио и Пекин, причём в пункте пересадки предлагалось остановиться на 17, 21 и более часов), в шесть принял трудное решение, заказал билет на прямой рейс, со спокойной совестью ушёл с работы, поужинал и поехал в клуб - играть в бильярд. Домой вернулся мокрый - вовсю поливал дождь - около полуночи. Решил продолжить охоту за билетом. В половине второго ночи (на рассвете) выудил билет на самолёт с посадкой в Ванкувере. Пусть лететь не четырнадцать, а восемнадцать часов - восемнадцать не двадцать восемь или сорок. К тому же билет дешевле первого на двести или триста долларов. И я решительно ударил по клавишам...

II. Симпозиум

На симпозиум (о нём писал здесь) ехали в туристическом автобусе.

Люблю корейские автобусы! Они просторны - можно вытянуть ноги, лечь. Показывает телевизор, играет музыка. В нашем имелся караоке. Мы могли петь песни, пускать по автобусу разноцветные огни. Жаль, что нынче петь песни запрещено - слишком часты аварии по причине отвлечения внимания водителя.

1a

На всём пути следования (и в Сеуле) шёл дождь.

Приехав к месту проведения симпозиума, отправились обедать - кто куда.

Люблю подобные вылазки. Администрация института разрешает обедать где душе твоей угодно. После приносишь Джону чек, и он возвращает деньги (кладёт на твой счёт). Я пошёл за компанию с девчатами в японский ресторан - есть тонкацу, но столичный общепит разочаровал меня. В известных мне ресторанах в Дижоне и котлеты больше, и закуски аутентичнее и разнообразнее, а в одном вместо мисо дают удон, да и стоит всюду на две-три тысячи дешевле. Что и говорить, столица! Надо было идти в соседний, где коллеги лакомились суси за двадцать тысяч (меньше $20).

К часу пришёл в Сечжон-холл - там шла регистрация участников симпозиума. К слову, о симпозиумах.

О симпозиумах у меня было такое представление, что на них собирается несколько человек, числом не больше дюжины, но, прежде всего, что они - мероприятия, закрытые для широкой публики. Закрытость объясняется тем, что после завершения программы симпозиума его участников принято кормить эксклюзивным обедом в лучшем ресторане города, где эксклюзивные же меню напечатаны тиражом, не превышающим число участников банкета, золотом и серебром, где блюда приносят - каждому участнику отдельный, свой официант - на белоснежных, украшенных гербом фарфоровых тарелках, где перед началом появляется Сам шеф... Увы, наш симпозиум был совсем не таким, каким я рисовал его в своём разгорячённом воображении - непосредственных участников, докладчиков и дискуссантов, действительно, было с десяток, зато гостей было человек триста! Как только я увидел эту прорву людей, меня посетили худшие опасения. Они оправдались - банкет был не такой, каким я описал его выше...

Холл был увешан плакатами, наглядно демонстрирующими основные положения новой книги. Например, один из плакатов гласил: "Непрерывно тянущаяся государственная преемственность корейской нации составляет 9 тысяч 200 лет". Куда там до корейской государственности российской, лет которой - кот наплакал!

4a

Расписавшись в книге и получив книгу докладов, глотнул дармового кофе и пошёл на указанное мне место. Оно было в ВИП-рядах, за столом номер четыре. Нас, думаю, посадили за него затем, чтобы телевизионные камеры могли с лёгкостью снимать наши физиономии...

7a

Симпозиум начался в час. Кимский зачитал приветственное слово Владыки, автора перевода исторического памятника, затем приглашённый светило из столичного университета прочитал основной доклад, затем свои доклады прочитали остальные докладчики, каждый из которых тоже знаменит в исторической науке.

18a

С точки зрения научно-организационной, не кулинарной, это был заурядный симпозиум. Не занятые чтением докладов занимались каждый своим делом. Сотрудникам института рассказы про "Хвандан гоги", разумеется, надоели до чёртиков - они знали каждую буковку, каждый иероглиф наизусть.

23a



24a



26a



33a

Ближе к концу мирное течение симпозиума нарушило внезапное появление Его Святейшества. Он, подобно своему Богу, пересекает Корейский полуостров в мгновенье ока. Вдруг председательствовавший Мунский вскочил с места и торжественным тоном объявил: "Всем встать! Его Святейшество в зале!". Мы встали и увидели своего босса. Он был с бородкой. Как трогательно! Сам Владыка, можно сказать, Папа Корейский, будучи почтительным сыном, соблюдает траур по всем правилам!

Предстоятель сказал коротенькую речь, минут так на тридцать-сорок, после чего уехал в Дижон, а мы продолжили заседать.

39a

После перерыва началась главная часть мероприятия, ради которой, собственно говоря, я и приехал в Сеул - банкет.

Развернул белоснежную салфетку - в ней покоились три вилки, ложка и нож. С ложкой и ножом было понятно. С вилками поступил по-простецки: выстроил по росту и брал по очереди, начиная с маленькой.

43a

Все перемены блюд фотографировать не стал - не хотел показаться смешным, да и фотографировать было нечего.

Как я и ожидал, банкет был среднего пошиба. Больше всего понравился суп, да хлеба съел, обильно намазывая маслом (оно такое дорогое в Корее!), корзинки две или три.

45a



46a

В восемь выстроились в ожидании автобуса перед дворцом культуры и от нечего делать разбирали на букеты дарственные венки. По-прежнему шёл дождь. Мокрый Сеул сверкал в отблесках автомобильных фар.

47a

В Дижон приехали в одиннадцатом часу.
Да, вы верно подметили. Национализм корейцев восходит к куда более древним временам, чем 20-й век. Некоторые говорят, что национализм корейцев развился при японцах, но это не так. Подобное стремление "удревнить" свою историю, действительно, характерно для "малых" наций, но им грешат и "великие". Ср. Россию, Китай... :)
Проблема корейских историков, вообще корейцев (и в этом их можно легко и элегантно упрекнуть) в том, что они постоянно талдычат о "государственности". Всякий раз думаю, да читали они Карл Макрса, Ленина? Знают, что такое "государственность"? :)
Сейчас перечитываю Пак Чивона ("Жэхэйский дневник") и вижу те же аргументы, что у современных корейцев. Например, он пишет, что земли, по которым он шел, которые принадлежат Цинскому Китаю, на самом деле когурёские. Его дневнику больше двухсот лет... :)