Tiger and Magpie

В дебрях Маньчжурии (3): По Яньбяню на автобусе

23/09/06

Яньцзи - Тумэнь - Лунцзин - Эрдао-Байхэ


Подъем в пять тридцать, завтрак в шесть, отправление в семь. Такое расписание у нас было три первых дня, последние два мы вставали в пять.

Пять утра звучит устрашающе, но для нас, корейцев, это шесть - с Китаем разница один час. Как только пересекаешь границу всего в сотне километров от Сеула, часы сразу, тик, отскакивают на час назад и... идут с отставанием на час все пять тысяч километров, что разделяют крайние восточную и западную точки страны, от Кореи до Памира - в Поднебесной одна часовая зона! Какое простое и элегантное решение разнообразных проблем!

В шесть спустился на завтрак - шведский стол. Меню преимущественно китайское, иногда пахучее, бьющее в нос и оставляющее на языке острокислый привкус, а в голове чувство неудобства и опасения... У окна притулился равнодушный парень в белом, перед ним замызганная газовая плитка с одной конфоркой, на ней маленькая сковородочка. Парень, как автомат, делает одни и те же движения: лезет одной рукой вниз под столешницу, достает яйцо, разбивает его и, лениво качая сковородочку, купает яйцо в растительном масле... Подцепив яйцо, кладет на тарелку очередного клиента. Всё замечательно, но почему он не меняет масло? Оно же всё в канцерогене!

Отыскал тостер. Хлеб есть, масла, джема нет. Обошелся без масла. Бросил истекающую жиром глазунью на хлеб, пришлепнул сверху другим хлебом...

Бросив сумку на переднее сиденье автобуса, побежал направо, вдоль речки - давеча, перед завтраком, я узрел, что местные пешком и верхом на велосипедах откуда-то оттуда тащат пучки зеленого лука, прочие овощи и фрукты. Пробежав метров триста, я, действительно, увидел стихийный рынок. Вдоль дороги, раскинув на пыльных холстинах и картонках, кое-кто на тележках, овощи-фрукты, прочий незамысловатый товар, верхом на коробках сидят торговцы.

People Street market

Самый частый товар - местный виноград, лук, баклажаны, меленькие яблочки, груши, ранетки, пампушки в целлофановых пакетах... Чем-то - то ли загорелыми простыми лицами людей, то ли ассортиментом, то ли пыльным антуражем - этот рыночек напомнил родной Абацзянь в южной Сибири...

People: Butcher

Но пора мчаться на посадку.

Ровно в семь мы стартовали в сторону Тумэня (кор. Томун), который стоит на реке Тумыньцзян (кор. Туманган), естественной границе между Китаем и Северной Кореей.

Сидя на первом сидении, я понял свое преимущество перед остальными спутниками - колени не упирались в переднее сиденье, я мог вытянуть ноги. К слову сказать, китайские автобусы невероятно тесные. Уж на что неприхотливы корейцы, но уже через несколько минут все стали по очереди вставать, прогуливаться по салону, разминая ноги.

В Тумэне нас выгрузили прямо на берегу реки, и все принялись фотографировать противоположный берег. Река неширока и неглубока (чуть поодаль рыбачил люд, зайдя по колени в воду чуть ли не середину реки). Северокорейских пограничников видно не было. По-видимому, они прятались дальше, в зарослях широкой поймы.

Заплатив десять юаней, можно было прогуляться под наблюдением китайского пограничника по мосту, но мне... чужды были корейские сентименты, и я отправился осматривать сувенирные лавки.

Bridge to North Korea (Tumen)

Попробовав местного макколли и выпив за тысячу корейских вон корейского же кофе "Maxim", прикупил пакетик северокорейских бумажных денег, четыре плитки российского пористого горького шоколада (плитка - шестнадцать юаней; стоит ли говорить, что я купил по пятнадцать?)...

Township of Tumen at the Chinese-NorthKorean border

People: Shy vendors

Из Тумэня отправились в Лунцзин (кор. Ёнчжон), маленький городок, где нас ждал корейский обед и местная достопримечательность - Лунцзинская школа, где в начале прошлого века учились корейские националисты.

Прогулялся на рынок и вдоль речки.

Много вывесок на корейском языке. Слышна корейская речь.

Market place

Market place

People: Chinese graffiti - Life as it is

People: Cutting rice noodles in Yanji

People: Is China much different from South Korea

Construction site

Stairs

Apartment door

Residential building

People

People: High school students

Яньбянь (кор. Ёнбён) - это Яньбянь-Корейский автономный округ. В Яньбяне компактно проживает больше двух миллионов корейцев, однако гид сказал, что корейцев, на самом деле, гораздо больше, потому что официальная статистика не в силах учесть нелегальной лимиты, прибывающей из Северной Кореи.

Но пора спешить в Эрдао-Байхэ (кор. Идо-Пэкха), захолустный городишко. До него пилить и пилить, и мы вновь сидим в автобусном узилище.

Китайские дороги невероятно узкие, хотя и приведенные в порядок. Кое-где ведется строительство, тогда по дороге может проехать только одна машина. В одном месте водитель грузовичка с копной кукурузных стеблей, должно быть, не справился с управлением и посадил машину брюхом на кучу гравия... Об особенностях китайского национального вождения транспорта я расскажу позже.

People: An ox driver

Природа примерно такая, как в Корее - невысокие горы, "сопки Маньчжурии", поросшие лесом. Вдоль дороги, помимо рисовых полей, много кукурузных (кукуруза - основной пищевой продукт местного населения). Кукурузные поля - это и природный туалет. Мы много раз останавливались на обочине дороги и разбегались - девочки направо, мальчики налево, и всем ста сорока путешественникам находилось в кукурузе местечко!

Somewhere in Manchuria

Countryside public washroom: awful smell, etc.

Shop attendant's living room

Эрдао-Байхэ оказалось местечком, спрятанным в огромном сосновом бору. Вспомнились и Сибирь, и Комарово.

Posts from This Journal by “Китай” Tag

"Китайские дороги невероятно узкие" - Ирландские тоже :)

Значит бегут все-таки северные корейцы...
Ага. Есть такое дело. Граница все же не на замке. Много ли советских людей переходило через границу в советское время? Должно быть, безысходность - великий фактор.