atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

ПУТЕШЕСТВИЕ В ГАВАНУ (1): ВАРАДЕРО-ГАВАНА

Пару дней назад. Торонто

ЗАГЛЯНУЛ в свой корейский "ящик", обнаружил письмо от Джона: "Срочно! Его Св-во желает знать, с какого времени люди стали употреблять "Сибирь" как географический термин". Ответил коротко: "Примерно с XIII в. русские. Вернулся с Кубы. До сих пор не могу оклематься. Подробности следующим письмом"...

Пару недель назад. Варадеро

Драг-аятм сказала: "Сходи в отель, найди Майка, спроси, сколько стоит съездить в Гавану". Майк из "Санвинга" оказался плотным мужичонкой в футболке и шортах.

Он распахнул карту и, тыча в неё, заговорил: "Групповая поездка на автобусе - туда-обратно - стоит 67 песо, она же с обедом в кабаре "Тропикана" стоит 99 песо, "специальная" - на весь день до позднего вечера - 135". Я втайне от агента умножил (про себя) цифры на три, а сам спросил вслух (это мой излюбленный ход, в нём казалось бы, ничего особенного нет, так себе, обычная рокировка, но сколько же он решает проблем!): "А кондиционер в автобусе есть?". Кондиционер был. Разговор надо было заканчивать. Следующий ход был стандартный, е2-е4. Я сказал: "Прекрасно! Я подумаю". Он, видимо, не желая упускать клиента, использовал домашнюю заготовку и нанёс неожиданный и коварный удар: "Вас трое? Я отправлю вас на винтажном "Кадиллаке", только вас троих! У вас будет гид, но не будет обеда, и это обойдётся вам только в 150 песо". Я прикинул: сто пятьдесят плюс чаевые... И сделал ход, против которого ни у одного женатого мужчины не найдётся приёма: "Пойду, скажу жене".

Вернувшись на пляж, передал содержание переговоров спутнице жизни. Она сказала: "Двести баксов за четыре часа в машине и пару часов ходьбы по жаре - это дорого". Я согласился.

Только мы обменялись репликами, по песку притопал весёлый толстяк в шортах и шляпе (интересно, почему на Кубе так много толстых людей? Они же, я слышал, в экономической блокаде и, судя по всему, должны недоедать) и принялся пожимать руки: "Хелло, май френдз". - "Хелло". - "Как насчёт скуба дайвинга? Коралловых рифов? Сафари в джунглях?". Чтобы отвязаться от приставалы, я спросил: "А в Гавану возите?". Он возил.

Безенчук вытащил блокнотик и назвал цены. Они у него были (интересно, он частник или нет?) ниже, чем у "Нимфы", то бишь "Санвинга", туды его в качель: сорок песо, правда, на микроавтобусе, против шестидесяти трёх на автобусе могущественных конкурентов. Пока я раздумывал, спутница жизни сказала (её первое высшее образование - бухгалтерский учёт, поэтому она так хороша в математических вычислениях, не то, что я, особенно хорошо она считает деньги): "Мы согласны" (я говорил, что если она что-то задумает, то обязательно сделает?). Обрадованный Безенчук записал наш отель и номер бунгало, пожал всем троим руки (местный народ, кажется, любит трогать друг друга руками, наверно, это привычка, общая для всех тропических народов) и потопал к нашим соседям.

Песок Варадеро натуральный, меленький-меленький. Он и чистый. Когда утром приходишь на пляж, он разграфлён, словно по нему прошёлся садовник из Рёандзи. Интересно, работяги вручную елозят граблями или это делают машины?

3

Через день в восемь утра, прячась от Майка, пришли в лобби - Безенчука не было. Тут к нам бросился солидный, прилично одетый мужчина. Пригляделись, а это он и есть, Пабло (по-нашему Павел или Павло), Безенчук.

Павел огорошил новостью: туристы, которые должны были ехать с нами, отказались делить минивэн с другими и захотели ехать одни, и тут же успокоил: "Вас это не должно беспокоить. Вы тоже поедете одни - на лимузине. Сопровождать буду я сам". Я обеспокоился ценой: "А сколько это будет нам стоить?" - "Цена прежняя". Все недоразумения были улажены. Оставался лишь один маленький вопрос: кто были те привередливые туристы? "Русские". - "Ай-яй-яй, так мы ж тоже русские! Вместе было бы веселее"...

Лимузином был "Олдсмобиль" 1956 года. Я сфотографировал номерной знак - на тот случай, если мы, не приведи Господь, свалимся в пропасть, нас могли опознать хотя бы по флешке, Пабло уселся на переднее сиденье рядом с водителем, мы трое на заднее, двигатель взревел - самоходный раритет тронулся в дальний путь.

oldsmobile 1956

По кубинским дорогам (кстати, покрытие дороги, по которой катило наше авто, она позже перешла в виа Бланка, было весьма хорошего качества, куда лучшего, чем в некоторых нейборхудах Торонто), я вычитал в Википедии, бегает - помимо тысяч "Жигулей" (Пабло мимоходом с похвалой отозвался о "копейке", и я согласился с ним, поскольку тоже был владельцем "копейки", тринадцатой модели, и чего только я на ней не делал - и в Москву и за Рязань ездил, и привозил тонну картошки и солений из Мордовии, и возил коллег, а также корейских дипломатов и конгрессменов, разве что сексом в ней не занимался) и "Москвичей" - шестьдесят тысяч "олдсмобилов", "бьюиков", "фордов" моделей 50-х годов. Куба, таким образом, потенциальное Эльдорадо для коллекционеров мира и для народа Кубы, по крайней мере, его части - шестидесяти тысяч владельцев и их семей. Сколько, интересно, может стоить эксклюзивный "олдсмобил" 1956 года в прекрасном состоянии? Придёт, придёт время, и нагрянут сюда американские и российские антиквары, чтобы купить и "олдсмобил", и "копейку"...

О кубинских йенк тэнкс (yank tanks) не написал разве что мёртвый, поэтому, отослав к "Википелии", умолкаю. Сообщу лишь своё личное впечатление об авто, на котором мы совершили путешествие через пол-Кубы: оно сверкало как начищенный таз, двигатель гудел что надо, а сиденья (задние, по крайней мере) пружинили как новые и подбрасывали кверху так, что раз мы даже попросились поменяться местами - чтобы проверить равномерность силы толчков...

Когда нет клиентов на целый день, "Олдсмобил" служит обычным такси (для иностранцев). Табло на приборной панели высвечивало стандартную таксу: "1 км $1.25". По кубинским меркам дороговато. Получается, проехал двадцать-двадцать пять километров, изволь выложить месячную зарплату. На этом такси на рынок не поедешь!

Пабло тарахтел как заведённый, рассказывая про дома, рынки и отели, что мелькали справа по борту, про кубинскую историю, делая упор на историю мафии, про нефтяные вышки и экономическую интервенцию Китая... Проскочили Матанзас (кубинцы, кажется, говорят: "Матансас"), водитель притормозил, поехал медленнее - Пабло объявил: "Мы въезжаем на самый длинный и самый высокий мост Кубы". Он сказал название, но тут моё языковое чутьё, мой феноменальный дар восприятия любой, самой экзотически звучащей речи впервые изменили мне, и я не распознал посылаемые мне Павлом звуковые сигналы. Впрочем, условия распознавания были не ахти какие - вовсю ревел двигатель, свистел ветер, громко кричали реявшие над нами, должно быть, в надежде, что мы свалимся в пропасть и станем их добычей, хищные птицы... Лишь секунду назад (примечание: текст начал писать не то вчера, не то сегодня утром), поискав в Гугле, узнал, что этот мост называется Бакунаягуа (Bacunayagua). Длиной в 170 метров, перекинутый через каньон в живописном месте на лучшем шоссе страны на берегу моря на высоте 110 (по другим сведениям, 120) метров, он служит границей двух областей - столичной Гаванской и Матансаской...

Ponte_de_Bacunayagua
© Wikipedia

Мы глазели по сторонам, слушали тарахтение Павла, тарахтели сами и вдруг сделали открытие: наш гид понимал русскую речь. Открытие было сделано при таких обстоятельствах.

Мы проезжали через какой-то населённый пункт, увидели на обочине толпу народа, я сказал (по-русски): "Смотри, что это они?". Пабло обернулся и сказал (по-английски): "Паблик транспортейшн"(!). Сказав, едва заметно улыбнулся. Ай-яй-яй, в его присутствии надо быть осторожнее в выражениях!

Примерно через два часа после старта мы финишировали в столице страны - Гаване.
Tags: Куба
Subscribe

Posts from This Journal “Куба” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments