atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

ТЭЧЖОН-КИМЧХОН (4): МОНАСТЫРЬ ЧИКЧИСА (2). ВОРОТА

ЧИКЧИСА, возможно, один из старейших буддийских храмов Кореи. Знаю, кое-кто скажет: "А что в Корее не самое старейшее?". Так-то так, но с Чикчиса дело сложнее. Хроники говорят, что его основал на 2-м году правления силлаского Нульчжи-вана 눌지왕 (418 г. н.э.) сам Адо-хвасан (Адо) 아도화상. Если это так, то Чикчиса 1596 лет!

Адо как будто бы происходил родом из Когурё. В возрасте всего пяти лет с позволения матушки покинул родительский дом. В шестнадцать лет пришёл в царство Вэй и через три года вернулся в Когурё уже будучи буддийским монахом. Другое имя было Мукхочжа 묵호자 墨胡子. Всё это замечательно, но как быть с тем, что "Самгук саги" ("Исторические записи Трёх царств") и "Самгук юса" ("Забытые дела Трёх царств") говорят о, по крайней мере, двух Адо и одном независимом Мукхочжа? Наши исследователи не могут разобраться в этой неразберихе и цитируют корейские источники как есть. См., например, статью "Буддизм в Японии в Корее" в энциклопедии "Буддизм" А. Лактионова (практически то же самое, но не так замысловато, пишет Г.Н. Ким в "Истории религий в Корее. Буддизм", и кто из двоих первичен, ей-Богу, не знаю). Адо номер один.

Проникновение буддизма в Корею шло с севера, через государство Когурё: в 372 году китайский монах Сундо привез туда изображения Будды и буддийскую литературу, а два года спустя в Когурё прибыл монах Адо. На следующий год эти два монаха стали настоятелями первых буддийских монастырей Кореи — Чхомунса и Ибулланса.

Чуть ниже. Адо номер два. Здесь он назван Мохочжа.

В государстве Силла буддизм был официально принят в 527 году ваном (правителем) Попхыном. Впрочем, согласно «Самгук саги» («Летописям государства Силла»), первый буддийский проповедник монах Мохочжа прибыл в Силла из Когурё при ване Нульджи (417–457): «Раньше, когда во времена вана Нульчжи из Когурё в округ Ильсон прибыл монах (самун) Мохочжа, его принял житель [того] округа Море, который в своем доме вырыл [для него] подземное помещение (келью). Тогда [из Китая] приезжал посол от лянского правителя и подарил [вану] одежды и душистый предмет, но окружающие не знали ни названия предмета, ни его назначения, поэтому отправили людей, чтобы повсюду расспрашивать, [что это такое]. Когда увидел его Мохочжа, он сказал, как называется предмет, и объяснил, что если сжечь его, то поднимется нежный аромат, который достигает священного духа. А так называемый священный дух — это не что иное, как три сокровища, первым из коих является Бультха, вторым — Дальма, третьим — Сынга (Будда, Дхарма и сангха. — Ред.). Если, сжигая это, высказать пожелание, говорил он, то обязательно откликнутся духи [и исполнится желание]. В то время как раз внезапно заболела дочь вана, поэтому ван попросил Мохочжа зажечь фимиам и вознести молитвы. И так как вскоре после этого наступило облегчение в болезни дочери вана, ван крайне обрадовался и щедро одарил Мохочжа. Хочжа затем встретился с Море и, передав ему все полученные подарки, сказал: „Теперь я должен уехать“ — и, попрощавшись, внезапно исчез в неизвестном направлении».

Итак, буддизм ещё не был признан, а Мукхочжа, он же Або, уже основал монастырь Чикчиса. На 19 году правления Тхэчжо 태조 монастырь был перестроен настоятелем Нынъё 능여 能如大師. Тогда же он, как говорит легенда, получил нынешнее название - Чикчиса 직지사 直指寺, букв. Храм, прямо указующий. Название храм якобы получил потому, что настоятель, обмеряя земли и производя исчисления, меркой не пользовался, а измерял земли собственной дланью. На страничке монастыря сказано, что название пошло от дзэнского изречения о пути просветления - 直指人心見性成佛, "Проникай прямо в человеческую душу, и увидишь истинную природу, и станешь буддой". Превосходное изречение! Ещё не ведая о дзэнской мудрости, я с юношеских лет ревностно исповедовал этот принцип и другой - о недеянии. Живи в древней Индии или Корее, уже много лет был бы признан буддой или бодхисаттвой...

Чтобы попасть в главный храм - Тэунчжон, надо ещё прошагать по мосту Десяти тысяч лет (Мансегё 만세교), стало быть, пересечь границу, разделяющую мирскую и буддийскую жизни, и пройти сквозь дополнительную четвёрку ворот. Таким образом, всего в Чикчиса пять ворот.

Первые (산문 Врата, ведущие в гору) остались позади. Следующие - Ильчумун 일주문, Одноколонные врата. Надпись 黃岳山直指寺 "Хванаксанский Чикчиса", говорят, начертал знаменитый Чжао Мэнфу.

26

В буддийском храме, как и в любом другом храме мира, например, православном, существует свой этикет. Подобно тому, как мы, входя в церковь, незаметно чертим пальцами на груди крест, в буддийской обители, неважно, буддист ты или нет, положено, дойдя до святого лика, святыни, остановиться, сложить ладони перед грудью и поклониться. Мне не привыкать складывать ладони. Помню, слушая на меджлисах муллу, держал ладони перед ртом и втихаря ковырял пальцем в носу...

Третьи ворота - Тэянмун 대양문, Врата Великого Сияния. Они совсем новые. Им чуть больше двадцати лет. На наружной стене нарисованы "фрески". На одной изображён Вонхё, испивающий из черепа. Этот сюжет неслучаен. Испитие знаменитым монахом воды из черепа - толчок к его духовному пробуждению.

Вонхё и его друг, (впоследствии знаменитый наставник) Ыйсан (625-702 гг.), несколько раз пытались в середине 50-х годов VII в. добраться до Китая, но в военной обстановке это было крайне сложно. По легенде, во время одной из попыток друзья, застигнутые в темноте бурей, заночевали в пещере недалеко от цели их пути — побережья Желтого моря. Ночью, томимый жаждой, Вонхё испил воды из какой-то плошки (так ему, по крайней мере, показалось в тот момент), и вода была весьма приятна на вкус. Однако, стоило наступить рассвету, Вонхё увидел, что пещера была ничем иным, как древней могилой, а «плошка» — черепом, в котором скопилась дождевая вода! По преданию, в этот момент к Вонхё пришло прозрение. Он понял, что мир существует лишь в нашем восприятии. Одна и та же яма в земле может казаться и удобной для сна пещерой, и могилой с черепами, но на самом деле не является ни тем, ни другим. Он также осознал, что Китай, с этой точки зрения, ничем не отличается от Силла — между вещами, продуктами нашего воображения, вообще нет различий. Прозрев тщету своих помыслов об учебе за границей, Вонхё вернулся домой. Ыйсан, между тем, остался верен первоначальным намерениям. (Цит. по: В.М. Тихонов, Кан Мангиль. История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.).

27

Внутри ворот на каждой из двух стен нарисовано по демону-стражнику (인왕).

28

29

Четвёртые ворота - Кымганмун 금강문, Алмазные врата. Эти врата, если они есть в монастыре, стоят перед Вратами Небесных царей.

30

Внутри ворот, как и во Вратах Великого Сияния, с обеих сторон смотрят демоны-стражники и два бодхисаттвы - Самантабхадра 보현보살 верхом на слоне слева и Манджушри 문수보살 верхом на льве справа.

31

32

33

И, наконец, пятые ворота - Чхонванмун 천앙문, Врата небесных царей (владык). Они были закрыты на реставрацию.

34

Обошёл стороной и пошёл дальше.
Tags: Кимчхон, Корея с седла велосипеда, Северная Кёнсан, Чикчиса, буддизм, велопробег, монастыри, транскорейский
Subscribe

Posts from This Journal “монастыри” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments