atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

КАК ДЕЛАЮТ ХАЛТУРУ В КОРЕЕ. - ДЕКАДЕНТСТВУЮ. - БЕСЕДЫ О РОССИЙСКОМ КОРЕЕВЕДЕНИИ

Я ВЫТАЩИЛ камеру, сказал: "Можно, сфотографирую гжель?", хозяйка сказала: "Погоди, у меня тут есть матрёшки. Сейчас поправлю", скинула тапочки и проворно полезла на кресло. Забравшись, встала на подлокотник и, балансируя на одной ноге, принялась трогать матрёшки. Я изумился. Вот так старуха! Чисто акробат!

"Вы поосторожней. Попридержать?" - "Не надо".

2

Я был в гостях у своего издателя в Ансане 안산시. Ансан - городок под Сеулом.

Он позвонил в субботу. Сказал ему, что занят: "Перезвоню". Я, действительно, был занят - я делал халтуру.

Халтуру дал старинный приятель-русист. На него вышла некая могущественная корпорация: "Нужен перевод на русский, узбеки по-английски не читают. Перевод нужен сегодня". Приятель поднял руки кверху и позвонил мне: "Возьмёшься?". Я был занят продлением визы и был зол. Чтобы отвязаться, сказал: "Я должен видеть текст". Через пять минут приятель прислал смску: "Проверь почту". Через минуту я телеграфировал: "Сколько?". Приятель позвонил и назвал сумму. Я подумал: "Столько зарабатываю за неделю" и сказал: "Я занят, но возьмусь, если прибавят за срочность и дадут время до завтра". Через пять минут приятель перезвонил: "Крайний срок - завтра, двенадцать часов". Я, зная корейский характер, сказал: "Окей".

Вечером, придя домой, бросился на кровать, посмотрел телевизор, почитал почту. Немного погодя взялся за перевод. Почитал, договорился с собой всюду вместо "солнечной фотоэнергетической установки" писать "солнечная электростанция" и для начала перевёл списки проектов... Спать лёг в четыре утра. Встав в шесть, снова взялся за перевод. В девять показался на работе. Там никого не было. В десять позвонил приятель: "Работаешь?". Затем он звонил каждый час. "Почему переводишь так медленно?" - "Так ведь это не копеечная инструкция по пользованию электрочайником. Ты забываешь, что от моего перевода зависит судьба многомиллионного контракта. К тому же, медленно печатаю". - "А ты, как я, диктуй на смартфон". - "У меня нет смартфона". Перевод закончил в пять. Увеличил размер шрифта до двенадцатого кегля, а интерлиньяж до полуторного, кое-где соорудил, как в оригинале, таблицы, раздвинул параграфы, и - получилось двадцать две страницы. Ммм, теперь и не будет стыдно получить деньги.

Около семи, придя в себя, решил поесть. Пошёл в едальный район. В забегаловках, столовках сидели, горланили развесёлые компании. Одиночке здесь не место. Мне стало горестно. Пройдясь по ресторанной улице, пошёл под землю - уж там-то точно никто не будет коситься на меня. Под землёй далеко не пошёл. Прямо под бывшей провинциальной управой несколько забегаловок - две корейские, одна японская... Поизучал меню ближайшей, угловой. Оно было изображено на стене и состояло из ста или двухсот блюд. Подумав, решил заказать тонкасы 돈까스 (тонкацу) и вошёл внутрь. Тонкасы, котлета, или точнее, шницель, готовится из замороженного полуфабриката, в ней нет перца, к ней дают пресный отварной рис и нарубленную свежую капусту, поэтому она безопасна (возможно, бесполезна, но кто его знает, так это или не так!) для человеческого организма. Во всяком случае, от неё никто не умирал. Разве что бездумный шеф может пережарить в канцерогенном масле, но в Корее это - невелика беда.

Отдав деньги (в забегаловке предоплата), приземлился на лавку и в ожидании своего заказа огляделся по сторонам. Сбоку ворковала, ела из одной тарелки молодая пара. За соседним с ними столом сидел парень, с шумом втягивал в себя рамён. Слева кричали, не обращая ни на кого внимания, три девчонки, на вид школьницы. В старом, пузатом серебристого цвета телевизоре показывали драму. Из кухни вышла смертельно уставшая, худющая посудомойка с ворохом чистой посуды в руках. Волоча ноги, как в замедленной съёмке, прошла мимо, сгрудила посуду у входа. Побрела обратно. Худой хозяин приволок коробку с рамёном, разорвал её, поднял сиденье ближайшей к раздаче лавки - лавка оказалась ларём - и принялся перекладывать туда рамён. На раздаче появился мой заказ - огромная тарелка с куском шницеля, горкой риса, салатом из свежей капусты, увенчанным комком майонеза. Тётка, принявшая мой заказ, перенесла тарелку на мой стол, показала в сторону входа, сказала: "Панчхан и суп там" и ушла. Я повиновался. Набрал дайкона, кимчхи, налил немного бульона... Взял вилку в руки. Когда ел, вдруг ощутил себя героем декадентского рассказа шестидесятых годов. По-хорошему надо бы заказать бутылку сочжу, но здесь, под землёй, спиртное не продают. Почему я не пошёл на реку в палатку, в пхочжан мачха 포장마차? Сидел бы сейчас, грыз куриные лапки, а там, глядишь, пришёл бы такой же одинокий бедолага, что я, заговорил с мной...

По пути домой купил пиво...

Наутро, дождавшись девяти, позвонил издателю - он сварливо сказал: "Уже едешь?". Я сказал, что хочу прокатиться на велосипеде. Он ответил: "Ты только и делаешь, что катаешься"... Через несколько минут мы договорились, что я приеду: до Сувона доеду на автобусе, а там пересяду на велосипед. Я сунул в рюкзак камеру, сел на "Мериду" и покатил на автовокзал, по-местному - терминал.

Сувон - аккурат под Сеулом. Езды до него почти два часа. Покинув терминал, вышел на улицу, спросил у мужичка дорогу в Ансан. Расстояние, чуть превышающее двадцать километров, прокатил за 40-45 минут...

1

Прикатив в Ансан, позвонил издателю, чтобы сказать, что буду у него через десять-пятнадцать минут - он сказал: "Забыл сказать: я теперь живу с сыном, в "Пхыручжио 5-чха"". "А где он, "Пхыручжио 5-чха"?" - "Рядом с прокураторой". - "А где прокуратура?" - "Рядом с судом". Замечательно! Знать бы, где здесь суд! Сказав своему бесполезному собеседнику, что спрошу дорогу у прохожих, покатил дальше...

Найдя "Пхыручжио 5-чха" (им оказался квартал, застроенный высотками местной 137-й серии, Prugio, пятой очереди застройки), позвонил издателю ещё раз - он назвал номер дома и вышел встречать меня...

Издатель перебрался к сыну, должно быть, в прошлом году, после моего предыдущего визита в Ансан. Им со старухой много лет, а в Корее положено, чтобы сын заботился о родителях. К тому же сыну от этого сплошная выгода. Есть кому присматривать за дочкой, старик продал свою квартиру, и сын, получив в своё распоряжение дополнительные средства, вложил их в свой бизнес - кофейню...

Старуха принесла по чашке растворимого кофе, ушла в спальню, мы с издателем сели на диван, сделали по глотку кофе, немедленно заикали, заговорили о будущем российского корееведения. Издатель сказал: "Я стар, почти не вижу. Надо кому-то передавать дела. Плохо, что некому. Но, может быть, ну его, "Первое марта"? Сколько можно? Двадцать лет горбатился, издал грамматику, разные книжки, десять томов "Российского корееведения в прошлом и настоящем"1, а что имею?". - "Крепитесь. Вы начали благородное дело в самое тяжёлое для России время, не дали сгинуть корееведам. Надо продолжать". - "Ты можешь сказать это во всеуслышание? Кстати, Концевич прислал "Хунмин чонъым"?"2 - "Нет. Он написал: "Послал бы, но ты в Корее, пусть пастор подарит"".

Издатель отправился в соседнюю комнату, вернулся с толстым томом жёлтого цвета - ммм, какой замечательный подарок! В другой руке держал книгу белого цвета в мягкой обложке. "Это сборник материалов прошлогодней международной научной конференции "Патриот Ан Джунгын. Подвиг и идейное наследие". Он у тебя есть?" - "Откуда?".

Открыл сборник - ба! Да ведь это для него я в прошлом году переводил статьи корейских историков! Пролистал - текста в моём переводе больше ста страниц, едва ли не половина книги! "Господин президент издательства, вы достойно заплатили мне за перевод?" - спросил я безмолвно, про себя хлебосольного хозяина, но ответа не услышал. Как жаль, что ни он, ни я не обладаем экстрасенсорными способностями!

Глянул "Мир Хунмин чонъыма" - интеллигентнейший и добрейший Лев Рафаилович включил "Хунмин чонъым, изложенный простым и всем понятным языком" в библиографию.

Тут мелькнула шальная мысль. Я сказал как бы вскользь: "Кстати, не найдётся экземпляр моего "Хунмин чонъыма"? Свой авторский кому-то подарил и оказался сапожником без сапог". Недовольно ворча, издатель сходил в соседнюю комнату и вернулся с чёрным томом...

Итак, я, переведя дух и выпив чашечку растворимого кофе, спросил, можно ли мне сфотографировать их жилище, старуха полезла на кресло...

В доме много вещей, напоминающих о России.

3

4

Между гостиной и кухней увидел сервант с хрусталём и хохломой. Нацелился на него - хозяйка сказала: "Хорошо, что приехал. Сам собрал коллекцию российского спиртного, сын спрашивает, что это такое, а сам не знает. Посмотри", выставила из серванта бутылки и притащила наклейки - чтобы надписать бутылки.

5

У меня разгорелись глаза: "Это шампанское из "Нового света", это алтайский бальзам. Это горилка, а это перцовка. Всё - качественный, но очень крепкий продукт. Корейцы к такому не привычны".

Надеясь завладеть хотя бы одной бутылкой, несколько раз произнёс хвалебные и иные слова, но супруги-издатели, должно быть, слишком долго прожили в России и от корейских обычаев отвыкли - им и в голову не пришло сказать: "Забирай".

6

7

8

Я фотографировал, а хозяева ходили по комнате, прячась от объектива за мою спину. Издатель спросил подозрительно: "Зачем тебе фотографии нашего дома?". Я сказал: "Пройдёт сто лет, и, возможно, мои снимки будут единственным материальным свидетельством корейского жилища начала XXI века".

Наконец хозяйка сказала: "Наверно, голоден. Пошли, пообедаем. Я придумала, куда идти - в "Когурё"". Ещё через пару минут сказала: "Выходим. Такси приехало".

Я запихнул книги - подальше от глаз - в рюкзак и с камерой в руках зацокал вслед за своими хозяевами и их внучкой.

_______________________________________________________
1 Об отдельных томах этой серии писал здесь, здесь, здесь. Здесь о девяти томах с картинками обложек писала salvare.

2 Л.Р. Концевич. Мир «Хунмин чонъыма». — М.: «Первое марта», 2013. — 586 с., включая 32 с. факсимиле, ил. (Серия «Российское корееведение в прошлом и настоящем». — Т. 10).
Tags: Ансан, жить в Корее, книги, корееведение, корееведы, переводчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments