atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

Полевые исследования Адсмана в Западном и Восточном Дижоне

15-е (позавчера)

Святой день для семейки Адсманов! В этот день много лет назад мистер и миссис Адсман связали свои судьбы и ни разу не пожалели об этом. В честь знаменательной даты дижонская общественность в моем лице совершила велосипедное восхождение на Кечжоксан.

Кечжоксан. Вид сзади

Гора, которую на высоте 582 м украшает экзотическая беседка, расположена в восточной части Дижона (она хорошо видна справа каждому, кто покидает Дижон в северном, столичном направлении) и служит естественным барьером, ограждающим Великое Голубое озеро от вредного влияния большого города.

Вскарабкавшись примерно до середины горы, покатил вдоль хребта длиннющей горы, сделал большой круг, и вот я у крепости.

Остатки крепостной стены

Возраст крепости довольно приличный, как, впрочем, всего корейского - ее сооружение относится к периоду Трех государств. Пэкчесцы соорудили ее на 420-метровой высоте Кечжоксанского отрожья, чтобы успешно бороться с силласкими захватчиками.

Крепостные ворота

Осмотрев крепость, покатил в обратную сторону, перевалил через хребет и, обрушившись вниз по головокружительному серпантину, очутился на берегу озера... Домой вернулся через юго-восточный Дижон.

16-е (вчера)

Вечером, бездумно катаясь по Западному Дижону, очутился рядом с домом Грызьего Песня. Набрал знакомый номер и, не давая хозяевам опомниться, вошел в просторную и уютную квартиру. Семья - хозяева, теща, обе дочки - готовилась ужинать. На столе стояли сковорода, полная ароматного бигоса, блюда с холодным салом, соленой рыбой, разнообразными салатами, над всем этим царила запотевшая бутылка водки... Наспех осмотрев квартиру ("Хороша!") и потрепав хозяйских дочек ("Красавицы!"), сел за стол. Хозяин привычным движением лишил бутылку пробки, разлил содержимое по стопарикам: "За встречу!"... Одной бутылки для всех тостов - "За жену", "За тещу", "За дочек"... - не хватило, Грызий Песнь достал вторую... Пожалуй, впервые за дижонский период своей жизни я ел нормальный, полноценный ужин...

Надо будет разведать более короткий и надежный путь к сердцу хозяев и их гостеприимному дому.

17-е (сегодня)

Отбыв положенное время в Институте (сегодня была черная суббота), я сел на велосипед и повторил позавчерашнее путешествие на Кечжоксан. На этот раз у меня был напарник - Кирилл. Решив проверить, каковы на седле доктора физико-математических наук, я поехал по более сложному горному маршруту, но мой напарник, знай себе, катил неутомимо впереди, его не волновали ни ветер, ни камни, ни перепады высоты в 300-350 м - было похоже, что, наоборот, физик решил проверить филолога на вшивость...

On top of the world

Проехав самую сложную, горную, половину шестидесятикилометрового пути, мы приземлились в уютном ресторане на берегу озера, где заказали рекомендованных услужливой агасиськиной (아가씨) 우렁쌈밥 уронъ ссам пап, прудовиков (моллюски прудовые корейские) в остром соусе, которых положено есть, заворачивая в разнообразные листья. Помимо основного блюда, агасиськина притащила котелок вкуснейшей похлебки, рис, шестнадцать видов панчхана (반찬, сопутствующие закуски) и два вида десерта - 누룽지 нурунъчжи, отвар подгорелого риса, и 수정과 сучжонъгва, компот из имбиря и корицы. По традиции, я заказал бадейку мэкколея 막걸리 (McColey) - эта сытная некрепкая буза напоминает о родной деревне в Сибири и хорошо восстанавливает силы после длительного велопробега.

Неужели мы всё это съедим?

Наевшись, мы погрузились на велосипеды и, мерно суча ножками, доехали до р. Кымган, там повернули налево, доехали до Синтханчжина, стрелой пронзили город-спутник, выехали на Капчхон, а там до Дижона рукой подать - километров восемь-девять, не больше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments