Tiger and Magpie

IRON CHEF KOREA: ДИЖОНСКАЯ СТОЛОВКА VS ЧОНЧЖУСКИЙ РЕСТОРАН

ВЧЕРА френды упрекнули в несправедливом суждении, сказали, что чересчур придирчив к еде. Я написал:

"Позавчера ездил на Помунсан есть порибап (я в той столовке теперь вроде завсегдатая :))). Дали бадью с рисом и перловкой, бадью твенчжан чиге, бадейку пичжичжана и заставили стол закусками. Посчитал --- 14 (четырнадцать) панчханов, и все полновесны, и все хороши! Кроме обычных закусок из трав, овощей и корешков, дали жареных чоги (это рыбки вкусные такие), блюдо с жарким, свиным пульгоги. Яичницу велели пожарить самому: "Жарь сколько хочешь". :))) Ким за панчхан не посчитал. С ним получилось бы 15! Стоит это дело 5 тысяч*. Ну, грешен, плюс бутыль макколли :))) И это в обычной тэчжонской столовке! А тут, понимаете ли, кулинарная столица Кореи, самый центр ее --- и заурядный пибимпап за 12 тысяч! :)))".

29 июня. День. Помунсан. Дижон

1

____________________________________________

* Около $5.

Posts from This Journal by “корейская кухня” Tag

14 (четырнадцать) панчханов, и все полновесны, и все хороши!
--------------
Сильно!
А то ж!
Теперь было бы хорошо сравнить дижонскую и пхеньянскую кухни! :)))
(Про себя) Надо, в конце концов, наведаться в места, где провел молодые годы, посмотреть, испортилась и намного ли испортилась кухня за эти годы. Может, она лучше стала... :)))
впечатление, что в Корее живут одни толстяки, которые все время едят и пьют :) а что там еще помимо еды яркого, таинственного происходит? )
Насчёт толстяков не знаю, там, наоборот, худеешь. Ешь до отвала, а всё равно через неделю-две на следующую дырку в ремне переходишь...
сума сойти)) очень вкусно выглядят , прям очень_))
Действительно, вкусно выглядит? Пойду туда сегодня вечером. :)))
я хоть и позавтракавши, но ваше фото пробудило мой аппетит
Если у вас случится заворот кишок, я не при чем! :)))
Ну вот, за этот стол уже не стыдно присесть. :)
Я, кстати, в связи с упреками из того поста вспомнил исторический анекдот про уже упоминавшегося мной Нобунагу. Еще во времена, когда он не успел нахвататься столичных аристократических обыкновений, и вел жизнь провинциального феодала с претензией на роскошь, ему императорский двор прислал из Киото очень ценившегося при дворе повара. Нобунага тут же повелел ему приготовить разных деликатесов "как при дворе". Повар повиновался и чуть не остался без головы, потому что вся еда показалась Нобунаге безвкусной, а порции маленькими. Он обозлился и засобирался пойти на Киото, чтобы город сжечь. Двор, само собой, перепугался и прислал Нобунаге эксперта придворных обычаев, который сделал разъяснение, которое заключалось в том, что это у простодушных самураев принято питаться едой обильной и с яркими вкусами, а они там при дворе все утонченные и изысканные, и потому у них вкусы ценятся приглушенные, а порции большими быть не должны.
Гончаров:
"Обед готовили, как видно, роскошный. Вместо шести было поставлено по двенадцати подставок или скамеечек перед каждым из нас. На каждой скамеечке — по две, по три, а на иных и больше чашек с кушаньями. Кроме того, были наставлены разные миниатюрные столики, коробки, как игрушки; на них воткнуты цветы, сделанные из овощей и из материй очень искусно. Под цветами лежала закуска: кусочки превкусной, прессованной желтой икры, сырая рыба, красная пастила, еще что-то из рыбы, вроде сыра.

(...) А я между тем обратил внимание на прочее: съел
похлебку сладкую с какими-то клецками, похожими немного и на макароны. Что там было еще — я и вникнуть не мог. Далее была похлебка из грибов, варенных целиком, рыба с бульоном и под соусами, вареная зелень, раки и вареные устрицы, множество соленых и моченых овощей: всё то же, что в первый раз, но со многими
прибавлениями.

Рыба, с загнутым хвостом и головой, была, как и в первый раз, тут же, но только гораздо больше прежней. Это красная толстая рыба, называемая steinbrassen по-голландски, по-японски тай — лакомое блюдо у японцев; она и в самом деле хороша.

Опять мы пили саки, а японцы, сверх того, горячую воду; опять наставили сластей, только гораздо больше прежнего. Особенно усердно приглашали нас наши амфитрионы есть сладкое тесто из какого-то горошка. Были тут синие, белые и красные конфекты, похожие вкусом частью на картофель, частью на толокно. Мак тоже играл роль, но всего более рис: из него сделаны были звездочки,
треугольники, параллелограммы и т. п. Было из теста что-то вроде блина с начинкой из сахарного песку, в первобытном виде, как он добывается из тростника; были клейкие витушки и проч. Потом подали еще толченого, дорогого чая, взбитого с пеной, как шоколад.

Меня особенно помирило с этой кухней отсутствие всякого растительного масла. Японцы едят три раза в сутки и очень умеренно. Утром, когда встают, — а они встают прерано, раньше даже утра, — потом около полудня и, наконец, в 6 часов. Порции их так малы, что человеку с хорошим аппетитом их обеда недостанет на закуску. Чашки, из которых японцы едят, очень малы, а их подают
неполные. В целой чашке лежит маленький кусочек рыбы, в другой три гриба плавают в горячей воде, там опять под соусом рыбы столько, что мало один раз в рот взять. И все блюда так. Головнин прав, говоря, что бывшим с ним в плену матросам давали мало есть. По-своему японцы давали довольно, а тем мало.

Мы после узнали, что для изготовления этого великолепного обеда был приглашен повар симабарского удельного князя. Симабара — большой залив по ту сторону мыса Номо, милях в двадцати от Нагасаки. Когда князь Симабара едет ко двору, повар, говорили японцы, сопутствует ему туда щеголять своим искусством".