atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

КИМ

ВЧЕРА.

Досидев до обеда, пошёл на кухню подкрепиться. Что бы съесть? Есть упаковка замороженных chicken breast. А, может, пожарить удон? На глаза попался лежащий наверху огромный пакет с кимом. Его года два назад подарил товарищ по велоклубу. А поем-ка я, подумал, как простой корейский крестьянин, риса с кимом. Поставил рис, снял ким...

Ким 김 на научном языке называется Porphyra, по-русски порфира. Помню, когда впервые услышал "порфира" от своего учителя Анатолия Георгиевича Васильева, я подумал: "Как её можно есть? Она же... несъедобная", но в силу своей природной скромности промолчал. До этого слово попадалось, но смысл его был затуманен. Интернета тогда не было, словарём я пользовался, сами понимаете, только англо-русским, тем, который в конце учебника, книжки, в которых встречалось оно, для тогдашней, по крайней мере, моей жизни, это не секрет, были неважные, неактуальные, а я был безбашен. Поэтому я постановил своим скудным умишком сибирского недолетки, что "порфира", должно быть, означает что-то торжественное, церковное, после чего забыл про это дело до поступления в университет, где и узнал, что у этого слова есть другое значение...

Ким популярен на Востоке.

Корейцы говорят, что лучший ким богат протеином (в пяти листах содержится столько протеина, сколько содержится в одном курином яйце), в не столь выдающихся кимах протеина меньше, зато много углеводов, и во всех без исключения кимах много витаминов и прочих полезных вещей. Таким образом, заключают они, ким полезен для человеческого организма. Я часто слышал эти слова в Корее - "полезно, хорошо для здоровья, для тела". Поначалу я безусловно верил говорящим им, но, столкнувшись с ними ближе, сообразил, что так говорят все пятьдесят миллионов корейцев и говорят они так обо всём, что стоит у них на столе, и стал относиться к их словам так, как надлежит относиться научному работнику, то есть с подозрением. Сейчас я думаю, что, если бы корейцы жили в более благоприятном природном климате и развили иную культуру, не сбора и выращивания трав, а, скажем, животноводства, они бы ели мясо, а на траву, тем более, морскую, и не смотрели бы.

Пишут, что корейцы ким едят с времён Трёх царств (имеются в виду Силла, Когурё и Пэкче). О том, что в Силла едят "морскую траву", написано в "Оставшихся деяниях (то есть таких, слух о которых дошёл до наших дней, но которые ещё не описаны - sic! толкование моё. В.А.) Трёх царств" - "Самгук юса" 삼국유사 三國遺事. Культивировать же начали примерно в XVII в. Интересна история его названия.

Говорят, что в первой половине XVII в. в Ёнъаме 영암, расположенном в местности, где сейчас находится Южная Чолла, проживал некто Ким Ёик 김여익 金汝翼. Когда разразилась смута года пёнчжа 병자, года красной мыши (имеется в виду маньчжурское нашествие 1636 г.), он сражался против агрессоров. После того, как король Инчжо (тот самый, который сдал страну маньчжурам, отравил наследного принца Сохёна и истребил его семью) капитулировал, живота себе он резать не стал (он же не был японец!), а отправился в родные места и поселился в Кванъяне. Там, как и в остальных районах, тогда есть было нечего, и он перешёл на пищу, которую ему давало море, в том числе, морскую траву. Вскоре собирать морские дикоросы ему наскучило. Он связал сосновые и каштановые (по другим сведениям бамбуковые и дубовые) ветки, воткнул их в море, нацепил на них траву и, таким образом, стал первым корейцем, культивировавшим дикую траву. Поскольку событие имело место в средневековье, Ким о патенте не подумал и премии за изобретение не получил. Впрочем, награду он всё же получил. Ею было название травы.

В исторических хрониках написано, что кванъянский ким послали в дар - как популярный местный деликатес - королю. Тому вкус понравился, и он спросил, что это за трава. Знающих рядом не оказалось, придворные могли только сообщить: "Прислал некий Ким из кванъянской землицы, о, какха", то есть "о, Ваше Величество". Ничуть не смутившись этим обстоятельством, король сказал: "Повелеваем сию морскую травицу назвать именем того человека - кимом". Думаю, будет лишним говорить, что в Кванъяне стоят памятники - и Киму, и киму.

Ким едят как есть, нарезанным небольшими ломтиками - как снэк, ещё в ломтики заворачивают суси, роллы - по-японски макидзуси, по-корейски кимбап. Я решил есть по-дедовски, по-простонародному.

Провёл листы над горячей плитой, сбрызнул солью, чиркнул ножницами вдоль и поперёк, так что один лист дал мне четыре квадрата, а пять - двадцать. Поставил перед собой плошку с рисом, две баклажки с острым кочхучжаном 고추장 и менее острым, но ароматным самчжаном 쌈장, банку майонеза, в крошечную плошечку ливанул "Киккомана".

Ел тремя способами.

Способ номер один. Брал в руку листочек кима, на него клал рис, тот мазал кочхучжаном, заворачивал исток, отправлял в рот. Способ номер два. Он идентичен первому, только мазал не кочхучжаном, a самчжаном. Способ номер три. Вместо кочхучжана и самчжана щедро клал ложку майонеза, обмакивал свёрточек в жидкую сою. Этот оказался самым вкусным...

2

3

Я ел, а Серёжа смотрел с укоризной: "Хозяин, с ума сошёл? Как можешь есть это?".

4
Tags: жить в Канаде, история Кореи, корейская кухня, кулинарные байки дядюшки Атсмана, особенности корейской национальной
Subscribe

Posts from This Journal “корейская кухня” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments