atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

ИНТЕРВЬЮ

ОКОЛО десяти раздался телефонный звонок. Глянул на номер - он был, с одной стороны, неизвестный, с другой, не 800-й. Любопытство победило, и я, выждав пару секунд, нажал кнопку: "Хелло". "Хелло, с тобой хочет поговорить Элайджа", - проворковал приятный женский голос. Oh my goodness, Elijah Cohen! Мне звонят из офиса могущественного властителя велодорожек всех известных континентов, повелителя велосипедов и их седоков, моего потенциального работодателя!

"Йес?". - "Нам надо поговорить. Что, если встретимся на пересечении Херитидж и Пятой? На велосипедах?". Oh my goodness! Меня вызывают на интервью! Хотят посмотреть в деле! Я напялил на себя свой лучший велосипедный костюм, побрился, причесался, забрался на савраса и двинул в сторону Херитидж. Восемнадцать километров до места встречи прокатил со средней скоростью 26.5 км/ч.

Элайджа прибыл на большой белоснежной машине. Этого следовало ожидать. Канадцы любят приезжать к старту велопрогулки на машинах. Мы приветствовали друг друга, оседлали велосипеды (у президента канадского отделения интернациональной корпорации был новенький карбоновый "Трек") и двинули в северном направлении. Я почтительно держался сзади. Элайджа начал издалека.

"Тебя интересует Украина?". Я соврал (на интервью нельзя говорить "нет"): "Йес, йес. Очень". Элайджа сказал: "Покажу тебе Сент-Илайес - украинскую церковь Св. Пророка Элайджи" и добавил со скрытым намёком: "Она сгорела аккурат в момент обострения украинско-российского конфликта". Я не удержался: "Но мы в Канаде!". Элайджа грустно улыбнулся, и я понял, что у врага длинные руки. Хотел сказать, что я к пожару не причастен, что тогда был в другой стране, но, вовремя сообразив, что интервьюер, несомненно, знаком с моим резюме, да и какой резон оправдываться за чужие деяния, ничего говорить не стал...

Церковь сгорела утром 5 апреля 2014 года. Прошло два года. Каркас из дощечек, палочек и фанеры был готов к тому, чтобы его обложили изоляционным материалом и фальшивым кирпичом (его предшественник был сложен, как положено, из толстых еловых бревён). Рядом стояли почти готовые купола...

1

2

Церковь была построена в 1995-м, её прихожанами были сто украинских семей, проживающих в Брэмптоне и Миссиссаге.

St.-Elias-in-summer
Источник: http://hollycawfieldphotography.blogspot.ca/2015_04_01_archive.html

8536705052_787b3cd02f_o
Источник: http://comments4.rssing.com/chan-3584510/all_p201.html

Вернувшись домой, я почитал, что газеты писали два года назад. Некоторые говорили, что церковь подожгли русские радикалы, люто ненавидящие украинских демократов, однако расследование причин пожара показало, что он начался по бытовым причинам (smouldering embers) в бейсменте. Когда пастора Галадзу (изображён выше на фото) спросили, не думает ли кто из его паствы, что пожар мог быть связан с конфликтом в (на) Украине, он ответил: "Нет, нет и нет" (When asked if anyone in the congregation may be worried the blaze was related to the conflict in Ukraine, Galadza said, “Absolutely not. No, no, no, no, no, no, no.”).

По счастью, огонь не перекинулся на стоявшие чуть поодаль часовню и дом пастора. Хотел бы жить в таком доме!

3

4

Следует добавить, что ни эта церковь, ни другая, которая сгорела примерно в то же время, не отвечали требованиям пожарной безопасности (отсутствовали sprinkler system, fire hydrants). Этим обстоятельством были крайне обескуражены пожарные. Их можно было понять. Откуда взялось это деревянное чудо? Кто разрешил его строительство? Ведь в стране нет ни одного публичного здания без спринклеров, ни одной улицы без пожарного гидранта...

Стоял прекрасный солнечный день. Становилось жарко. Мы проехали километров двадцать или тридцать и очутились в местности, где не было асфальтовых дорог. Затолкали велосипеды по покрытой щебёнкой дороге на крутую гору и попытались сообразить, где очутились. Элайджа сказал, доставая карту: "Ты же местный. Как может быть, чтобы ты не знал, где мы находимся? У тебя даже нет карты!". Я, почувствовав угрозу мирно протекавшему интервью, воскликнул: "Клянусь, в Корее такого не будет! Дороги Кореи знаю, как свои пять пальцев".

5

Мы поехали наугад, забрались ещё выше, потом выехали на асфальтированную дорогу. Глядь, Уинстон Чурчил! Поехали вниз с Ниагарского разлома и через несколько километров стремительного даунхила очутились на Кинг. Чтобы загладить давешнюю неловкость, я использовал метод, к которому прибегают корейцы. Корейцы, как известно, в таких случаях ведут нужного человека в ресторан, где кормят мясом и поят сочжу. Таких ресторанов в Канаде, увы, нет. Поэтому я сказал: "Может, по кружке кофе? Знаю хорошее место". Элайджа принял приглашение. Мы поехали вдоль речки, потом поехали наверх, потом снова свалились вниз...

6

Взяв кофе и булочки, мы уселись перед general store и заговорили о деле. Подобревший Элайджа принялся, тыкая в свой сел-фон, объяснять мне суть проекта и мои обязанности, я, сделав сметливое лицо, говорил: "О йес", "Да неужели?", "Точно, так!"...

Ударив по рукам, мы поехали в обратном направлении, к машине моего уже не потенциального, а почти реального работодателя. О его добром ко мне расположении говорило то, что он решил показать мне хорватскую церковь Kraljica Mira.

Церковь оказалась такой огромной, что не помещалась в кадр. Чтобы не выглядеть неблагодарным, я сделал вид, что фотографирую церковь, а сам снял строение, должно быть, бывший овин, стоявшее у дороги. Надеюсь, Элайджа этого не заметил, и я таки поеду в Корею!

7

8
Tags: Канада с седла велосипеда, Онтарио
Subscribe

Posts from This Journal “Канада с седла велосипеда” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments

Posts from This Journal “Канада с седла велосипеда” Tag