February 1st, 2012

Tiger and Magpie

ЗАПИСКИ ОТ БЕССОННИЦЫ

ВТОРАЯ ночь в Дижоне. Проснулся в три утра. Написал пространный ответ японскому коллеге, почитал русские газеты, прихваченные из Торонто (нужны кому-нибудь?), надулся кофе...

Половина шестого.

Улетал в воскресенье в половине девятого утра.

На этот раз рейс был до Сеула с посадкой в Ванкувере. Я надеялся на полноценное обслуживание. Только взлетели, заходили стюарды-стюардессы: "Что будете? Чикин? Биф?". - "Чикин. И бутылочку красного". - "Вино стоит шесть долларов". - "Что?" - "До Ванкувера пиво-вино платные". - "ОМГ! Хорошо. Дайте "Кэнада драй"". - "Сэр, бесплатно можем дать только сок, колу, воду". - "ОМГ! Дайте, дайте...". От злобы не знал, что назвать. Взгляд упал на пакет яблочного сока. "Дайте яблочного сока". - "Пожалуйста. Приятного аппетита, сэр". Всё, решено. В следующий раз полечу корейским КАЛом!

Съев завёртыш (chicken wrap), продолжил злиться и до Ванкувера сидел, не капризничая. Своё взял на отрезке пути от Ванкувера до Сеула. Самолёт был тот же, лишь сменился экипаж. Коротенький стюард, бегавший по моему проходу, протягивал бутылочку по первому требованию. Должно быть, принял меня за своего, за корейца. Учите, граждане, языки!

Через восемнадцать часов полёта я очутился в Корее. Сев в автобус, потерял сознание. Очнулся через два с половиной часа, когда автобус остановился, въехав в Дижон, у старого "Лотте". Последние полчаса пути то безнадёжно терял сознание, то полуприходил в себя... Домой прибыл, пробыв в пути двадцать два часа.

Войдя в каморку, включил бойлер и решил отметить возвращение стопочкой виски. Полез в чемодан за закуской. Вот колбаса, вот сыр. Вот паста и соус. А где хлеб? Хлеба не было. Неужто корейские таможенники конфисковали втихаря? И тут меня озарило: хлеб остался в морозильнике торонтовского холодильника! За несколько часов до отправления, в час или два на рассвете, мне в голову пришла идиотская идея засунуть хлеб (два немецких, один русский - "15 копеек" и четыре упаковки питы) - чтобы лучше сохранился - в морозильник...

Может, стар стал? Забываю всё на свете. Когда улетал в Торонто, оставил селёдочницы. Теперь вот хлеб. Хотя... Я ведь не забываю о других, не менее важных вещах. И вот что я надумал. Возможно, дело не в старости, а в тех предрассудках, которыми окружаем себя и тем самым отвлекаем себя от действительности. Действительно, и в том, и в другом случаях я перед выходом из дома читал молитву, ну, хорошо, хорошо, делал вид, что читаю: "Бисмилля ир-рахман ир-рахим". Как бы то ни было, подумал я, мозги в обоих случаях напрочь отшибла молитва. Воистину религия - опиум для народа.

Семь. Сна ни в одном глазу. Досижу до работы.