May 16th, 2016

Tiger and Magpie

ПА-ДЕ-ДЕ, АДАЖИО, НЕСКОЛЬКО ВАРИАЦИЙ И ДВА ПИРУЭТА В СЕУЛЕ

НЕСКОЛЬКО лет назад я писал: "Те, кто читает меня пять и более лет, знают о моей связи с балетом и Юрий Николаевичем Григоровичем. Связь тесная, нерушимая: Ю.Н. привозит Большой театр, корейский балет возрождается, а я смотрю их совместный спектакль. Пока что ни один визит Ю.Н. не обошёлся без моего набега в Сеульский Дворец Искусств. Боюсь думать о том, что будет с корейским балетом после моего отъезда за океан...".

Мои отношения с гигантом мирового балета, на самом деле, были, гм, неоднозначными. Об их характере хорошо говорит следующий эпизод. Как-то раз приятельница подвела к мэтру. Я забормотал, склонившись, на наш, корейский, манер, в поясном поклоне: "Для меня большая честь..." и всё такое. После беседы приятельница сказала мне: "Юрий Николаевич сказал: "Какой приятный кореец! И как хорошо говорит по-русски!""...

До Григоровича я одно время так же неоднозначно развивал отношения с Олегом Виноградовым...

Collapse )
Tiger and Magpie

О КОРЕЙСКИХ ИМЕНАХ

В ОДНОЙ аналитической заметке прочитал: "Не остался без нового титула и Ким Чен Ын. Раньше он был первым секретарем ТПК,теперь же Ын — председатель партии".

Лет тридцать или сорок назад я поражался невежеству "Советского спорта", нещадно коверкавшего имена китайских спортсменов. Допустим, спортсмена звали Мао Цзэдун. "Советский спорт", перевирая имя, перевранное каким-нибудь "Франкфуртер Альгемайне" или "Экипом" (пусть будет Mao Tse Tung), писал о нём: "Победу на дистанции 10 тысяч метров одержал китайский спортссмен Тунг М.Ц.".

"Ын" - неотъемлемая, неотделимая часть (слог) имени. Писать так - всё равно что писать "Тор" вместо "Виктор", "Тина" вместо "Валентина".

Тем не менее, следует сказать, что корейцы иногда прикалываются над дружками и называют их, как в упомянутой выше статье, куском имени - Чонхи Чоном, Кынхе - Хе. Бывают и другие случаи. Я знаю девушку по имени Чинъён, но друзья звали её "Чжин", потому что она обучалась в Штатах, носила там имя Jean и, вернувшись на родину, продолжала чувствовать себя американкой. Но такие случаи из другой оперы.