atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Category:

ТУР ДЕ КОРЕЯ (31): МИРЯН - МАСАН. МИРЯНСКАЯ ХЯНГЁ

ПЕРЕБРАВШИСЬ в месте впадения Чхондочхонки в Мирянган на левый берег Мирянгана, проехал около 8 км, снова перебрался на правый берег - впереди на горе показались высокие здания. Мирян!...

____________________________________________________

Мирян - маленький городок в Южной Кёнсан, или Кённаме 경남 (так называют, для краткости, провинцию корейцы; для сведения, я уже переехал в четвёртую по счёту свою провинцию). Его древний предшественник, говорят, появился в эпоху царства Кая 가야~가락, но есть лингвистические свидетельства (взятые из китайских хроник), которые говорят о том, что поселение, вернее, местность, с похожим названием существовало здесь уже в период царства Чин (Чингук 진국), до эпохи Трёх Сам - Самхан 삼한. Тогда оно называлось, если приспособить чтение иероглифов к нынешним звукам, Мириболь 미리벌 или Мирыболь 미르벌. Элемент поль (боль) "долина" известен по древнему названию столицы Силла - Сораболю. А что такое Мири~Миры? Говорят, что на чинском языке (языке царства Чин) миры означало "дракон". Таким образом, название местности можно трактовать как "Драконова долина". Есть, правда, и другая гипотеза, которая связывает кор. миры-мири с японским мицу "три" (причём понятно, что тройка была заимствована предками японцев у предков корейцев), но --- чего не знаем, того не знаем. Так или иначе, когда Силла покорила Кая, эту местность назвали - на силлаский манер - Чхухва. На 16-м году правления Кёндок-вана 경덕왕 Чхухва вернули прежнее название, выбрав, правда, для передачи того, что предположительно у древних жителей этой местности означало "дракон", созвучный, но неправильный иероглиф - миль 密, "тесный, близкий; таинственный; тайный". Присоединили к нему иероглиф со значением "городище; крепость" сон 城, и получилось Мильсон-гун - "кун (уезд) крепость Миль" 密城郡. В конце Корё местность переименовали ещё раз, наконец дав ей её нынешнее название - Мирян 밀양 密陽, Таинственный Свет. Это название последний правитель Корё Конъян-ван 공양왕 дал местности в признание того факта, что здесь родилась его прабабушка по отцовской линии. Впрочем, с названием у Конъян-вана получилось, как всегда, как, например, с его восхождением на престол, неудачно. Через два года те же Ли, которые помогли ему свергнуть прежнего вана, свергли его и переименовали Мирян обратно в Мильсон.

Свержение Конъян-вана, впрочем, осталось в истории не только из-за смены династий и переименования маленького городка. Оно также известно предшествовавшей ему поэтической дуэлью двух политических оппонентов - верного Конъян-вану министра Чон Мончжу 정몽주 и Ли Банвона 이방원, сына Ли Сонге 이성계, будущего первого короля Чосона Тхэчжо 태조.

Ли Банвон, пригласив Чон Мончжу на пирушку (дело было в Кэсоне), продекламировал тому сичжо (и, возможно, одновременно записав каллиграфическим почерком --- люблю каллиграфию! --- кистью на листе бумаги, чтобы не забыли потомки; так оно и случилось - это сичжо стало одним из самых известных в корейской средневековой поэзии), которое начиналось 此亦何如彼亦何如) <...> "Как поступить, коль будет так, и как поступить, коль будет эдак?", намекая на то, что тому хорошо бы сменить хозяина, на что тот (вот прямодушная душа! Разве можно так разговаривать с будущим принцем?) ответил (тоже, по моему убеждению, записав его на бумаге, иначе откуда бы мы знали его?): 此身死了死了一百番更死了<...>

     Пусть раз и два умрет в мученьях тело.
     О, пусть оно и сотню раз умрет,
     А кости в прах летучий превратятся;
     Останется ль душа - мне все равно;
     Но преданное государю сердце
     Не может измениться никогда 
     (пер. А.А. Ахматовой с подстрочника А.А. Холодовича и его учеников).

Той же ночью прямодушного Чон Мончжу зарезали на мосту Сончжуккё...

Но меня снова что-то увело в сторону...

____________________________________________________

Что есть силы засучил, поднимаясь наверх, ножками, через пару километров свернул направо на Мирянский проспект и очутился в Кёдоне 교동, Школьной деревне, квартале, где располагается известная мирянская школа-хянгё. Кварталы с таким названием есть в каждом провинциальном городе. Надо ли говорить, что в каждом из них есть своя хянгё?

Мирянская хянгё расположена у подножия горы и смотрит на юг, спереди, справа и слева построенные в традиционном стиле дома, позади, на севере, гора - великолепное расположение в полном соответствии с правилами ветра и воды! К ней ведут три улочки - Первая, Вторая и Третья Школьные улицы, Мирянхянгёкиль. Со стороны Мирянского проспекта можно попасть лишь по Второй и Третьей. Если промахнёшься со въездом, хянгё не видать. Если приблизиться к ней по Первой или Второй, войдёшь через Красные ворота, парадный вход. Я поднялся по Третьей.

Я спешился и пошёл по переулочку.

14

Большинство домов жилые. Старые дома украшены табличками с объяснением истории их обитателей. Одни из ворот были открыты, и я заглянул внутрь. Двор как двор. Натурально, в этих домах люди живут, а не содержат дома, чтобы к ним приходили, глазели интуристы. На всех табличках значился один фамильный знак - Сон 손. Ба, квартал впору называть кварталом Сонов!

В одном дворе - похоже, какая-то школа, академия - спрятатвшись от солнца, в тени, падавшей от крыши, сидела, ела из тосираков обед группа молодых людей. Наверно, студенты.

15

16

17

Я атаковал торчок и поднялся к хянгё.

Мирянская хянгё, как утверждают местные краеведы, была основана на 5-м году правления Сукчона 숙종, в 1100 г. н.э. Её месторасположение было чуть северо-западнее нынешнего. Сюда её перенесли в 1602 г., на 35-м году правления Сончжо 선조, после того, как она была разрушена японцами в ходе смуты года имчжин.

Здесь следовало бы сказать о том, какое место в старой Корее занимали хянгё, но об этом как-нибудь в другой раз. Или пусть напишут другие. Как известно, в Чосоне была довольно разветвлённая сеть общеобразовательных учебных заведений. Наряду с провинциальными казёнными (сейчас бы сказали "муниципальными") хянгё, были частные совоны, соданы, хактаны. У каждой из этих школ были свои приоритеты, программы и цели. Так, в соданах, которые были, говоря современным языком, сельскими начальными школами, малышню в основном учили азам китайской грамоты, заставляли зубрить "Тысячесловник" ("Тысячу знаков", "Чхончамун" 천자문 千字文): "Ханыль - чхон, ттанъ - чжи..." - "Небо - скай, земля - ёрс...".

Главные ворота, чонмун 정문 школы - это двухэтажный павильон Пхунхвару 풍화루. Ученики входили в школу через небольшие ворота саммун 삼문 в нижней части павильона. Они были закрыты, я вошёл через ворота справа. Как позже выяснил, я вошёл через двор хранителя хянгё...

18

19

Во дворе школы прямо напротив ворот Мённюндан 명륜당 明倫堂. В нём ученики прошлых эпох постигали конфуцианскую этику и учились прочей школьной премудрости. Сегодня тоже был урок - ребятню обучали традиционным танцам.

20

22

Мённюнданы есть в каждой хянгё. Есть он и в Соннюнгване. На современном языке Мённюндан назвали бы классной комнатой. Название сооружено из фразы, взятой у Мэнцзы.

Справа и слева Восточный и Западный флигели, в которых некогда жили ученики. Сколько же их было? Как, должно быть, кучно они спали!

21

В Мирянской хянгё, как и в других школах, одновременно с обучением учеников грамоте, проводились ритуалы поклонения Конфуцию и другим знаменитым просвещённым мужам. Ритуалы проводились в соседнем здании Тэсончжоне 대성전, вход в который через внутренние ворота Нэсаммун 내삼문, расположенные слева за Западным флигелем.

23

Я в Тэсончжон не попал (он был закрыт на реставрацию), но в Интернете вычитал, что в нём находятся поминальные таблички - випхэ 위패 Конфуция, четырёх конфуцианских мудрецов - Янь Хуэя, Цзэн-цзы, Цзы Сы и Мэнцзы, а в двух внутренних флигелях - Восточном и Западном, расположенных рядом с Тэсончжоном, висят таблички двух силласких мудрейших, двух сунских, двух корёских и четырнадцати чосонских.

Ритуалы поклонения проводят дважды в год и в наше время.

Участники церемонии поднимаются к Тэсончжону

29
Это и следующее фото заимствованы из корейского Интернета.

В Мирянской хянгё часто устраивают разнообразные представления, дают проводить свадьбы.

30

Школа нынче выполняет не две функции, как прежде, а три. Она - школа, место проведения ритуалов и музей. По субботам здесь обучают - в основном детей - традиционным музыке, танцам. Я вошёл во двор школы, когда урок закончился. Дети, девчонки, велосипедисту не удивились, а, напротив, обрадовались и кинулись ко мне хвастаться отловленной где-то ящерицей.

24

25

26

Дом хранителя хянгё

27

Школу покинул по Второй Школьной через Красные ворота...

28



_________________________________________________________

Объехав Кёдон и увидев большой дом, преобразованный в постоялый двор - ханок стэй (Han.ok Stay), я поехал исследовать мотели. Нужный мотель нашёл неподалёку, рядом с мэрией. Заодно решил вопрос с питанием.

Часы показывали час, но есть не хотелось. Я решил пообедать по дороге и стартовал в сторону Нактонганской велодорожки. От Миряна до Масана по прикидкам было чуть больше 60 км.

_________________________________________________________

Прокатил по превосходной, широкой и совершенно гладкой Мирянганской велодорожке (по берегу Мирянгана) около 15 км и очутился на велоперекрёстке, на котором сходятся две велодорожки - Мирянганская и Нактонганская. Дальше, поедешь ли прямо, свернёшь ли налево, едешь по Нактонганской велодорожке - в Сеул или Пусан. Я продолжил ехать прямо в сеульском направлении.

Прокатив по превосходной, широкой и совершенно гладкой Нактонганской велодорожке ещё 15 км, доехал до моста через Нактонган, перебрался на противоположный берег и поехал прямо на юг - по республиканской дороге №25. Я планировал, проехав по 25-й дороге, свернуть на 14-ю и по ней приехать в Масан, в район рыбного рынка.

Реальность оказалась ужасной. Мало того, что на дороге было невероятное количество автотранспорта, так ещё и манера вождения автомобилистов в Южной Кёнсан оказалась поистине устрашающей. Если у нас в Чхунчхон водитель объезжает, едва ли не выезжая на встречную полосу, здесь, в Кёнсан, водители буквально давят тебя. Через 5 км мои нервы не выдержали, и я, доехав до Тэсана 대산면, сошёл с дистанции и вошёл в первую попавшуюся столовку.

31

Изучив за обедом карту, я решил, вернувшись на велодорожку, доехать до парка Пунпхо 분포공원, там выехать на 14-ю дорогу и ехать по ней - авось она окажется не такой запруженной транспортом. Так и поступил.

Прокатив чуть больше 10 км, выехал на 14-ю дорогу и поехал по ней. Она оказалась такой же устрашающей. Устрашённый, проехав пару километров, свернул в сторону на второстепенную дорогу и поехал куда глаза глядят. Дорога полезла в гору. Я продолжил ехать - гора встала стеной. У дороги сидели тётушки. Я подъехал к ним: "Скажите, до Масана доеду?". - "Впереди тупик. Гора". - "А как попасть в Масан?". Тётушки стали давать советы: "Если ехать по большой дороге, приедешь в Чханвон. Езжайте по другой дороге". Подумав, решил последовать совету тётушек. Снова вернулся к парку Пунпхо и поехал по другой дороге. Через несколько километров выехал на республиканскую №79 (движение на ней было не столь оживлённым) и поехал по ней и там, где было возможно, по просёлочной дороге рядом с ней. Проехав таким путанным образом около 10 км, окончательно выехал на 79-ю дорогу, забрался на перевал Курхён 굴현고개 (около 200 м над уровнем моря), проехал по туннелю (на часах было половина седьмого), слетел вниз и вскоре катил по Масану.

32

Въехав в город, я доехал до оживлённого перекрёстка и решил передохнуть. Слез с велосипеда и присел на скамейку. Глянул на счётчик - проехал больше 130 км. Ну его, рынок. Поеду в мотель, который поближе. Передо мной встал невзрачный велосипедистишко в невелосипедном прикиде с пасмурным взглядом. Я сказал: "Аннёнхасеё" ("Здрасьте"), а про себя подумал: "Спрошу у него, где здесь мотели".

"Скажите, где здесь недалеко мотели?". - "У вокзала. У автобусного терминала". - "А как до них доехать?". - "Езжайте за мной". Мужичонка, не дожидаясь ответа, взгромоздился на своего савраса, засучил ножками. Я бросился за ним. Мужичонка катил прямо, никуда не сворачивая. Через пару километров я, видя, что город становится бойчее и бойчее, сообразил, что мотели могу найти сам, крикнул мужику: "Спасибо. Теперь сам разберусь". Он, не поворачивая головы, едва слышно сказал: "Езжайте за мной" и продолжил сучить ножками. Мне ничего не оставалось, кроме как ехать за ним.

Чем дальше я ехал за ним, тем больше меня беспокоило его поведение. Какой странный тип! Делать ему нечего, что едет из-за меня в такую даль? А вдруг он ведёт меня в злачное место? Вдруг окажусь в дурной компании? Да и вообще, какая-то странная у него манера педалирования. Прямо скажем, не технично едет, не по-нашему. Ещё раз крикнул, чтобы остановился - он продолжал молча сучить ножками. Да он же ненормальный! Я подумал: "Ну его. Надо держаться от него подальше". Притормозил. Мой гид, не видя, что я отстал, укатил вперёд. Вот и хорошо! Я послал ему мысленное спасибо, а тут и мотели пошли.

Отыскал мотель по душе, принял душ и пошёл ужинать.

____________________________________________________

Привокзально-терминальный район, в котором остановился, был похлеще сеульского Мёндона и тэчжонского Ынхэндона - так много в нём было ресторанов, пивных и прочих злачных мест. Настоящий южный приморский город!

33

____________________________________________________

Поев, вышел из ресторана и не мог найти свой мотель. Искал, должно быть, целый час. Граждане! Выходя из мотеля, всегда берите с собой карточку мотеля! Ключ от номера тоже сгодится.

34

____________________________________________________

Я, кажется, говорил, что, устроившись в мотель, первым делом, дезинфекцирую пульт управления, клавиатуру компьютера... На всякий случай оборачиваю пульт управления салфеткой...

35

За день проехал около 140 км.

Daegu-Masan
Tags: tour de korea 2016, Корея с седла велосипеда, Южная Кёнсан, велопробег, история Кореи, транскорейский
Subscribe

Posts from This Journal “Южная Кёнсан” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments

Posts from This Journal “Южная Кёнсан” Tag