atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Путешествие через три провинции

24 сентября (канун чускá)

Прокатив по двум провинциям Чолла семьдесят километров и произведя по пути множество разысканий в области корейской истории, культуры и психологии, около семи вечера прибыл в Чонып.

В первой половине дня, дожидаясь прояснения погоды, побывал на экскурсии в университете Чосон 조선대학교. Экскурсоводом была minsok.

Университет Чосон

Пообедав кальбитханом 갈비탕 (похлебкой из ребрышек), распрощались - я рванул из Кванчжу.

Телевизионщики у толгейта

Немало поплутав в огромном городе (как я уже писал, он напомнил мне чем-то Москву), выехал на первую "национальную" дорогу 1번 국도 и, проехав километров двадцать пять, выехал к полноводному Желтому Дракону, Хваннёнгану 황룡강. Чуть не доезжая до дамбы, перегородившей Хваннёнган (тот выше по течению разлился вширь и вдаль, образовав Чансонское озеро 장성호), переехал через мост. Дорога пошла круто вверх - начался горный участок трассы.

Узкая дорога змейкой, верх-вниз, вправо-влево, ползла между гор. Время от времени попадались заведения, совершенно неожиданные для пустынной местности - не зайти в них никак было невозможно.

Чайная

Хозяин этой чайной - скульптор по образованию. Он купил землю, около года назад построил огромный чайник, обставил его своими творениями (вроде печки, см. ниже на фотографии), угощает заезжих кофе-чаем.

Внутри чайной

Главное его увлечение - скульптура. Он творит в мастерской, которая расположена чуть ниже чайной, и оттуда появляются такие творения.

Скульптура

Кофе, который скульптор сварил для меня, единственного посетителя в тот час, напоминал по цвету и вкусу отвар ячменя, но я так хвалил его, что хозяин отказался взять деньги. Что за чудо эта страна, Корея!

Километров через двадцать передо мной стеной встал Чансонский перевал 장성갈재 (275 м). Он - самое низкое место, седловина, разделяющая Нэчжансан 내장산 и Панчжансан 방장산. Я переключился на первую скорость и, неторопливо суча ножками, забрался по красивейшему серпантину наверх и стремглав обрушился в стремительно надвигающихся сумерках по такому же серпантину вниз, промчался по долине пятнадцать километров и прибыл в Чонып 정읍, где недолго думая, заселился в мотель.

Мотель стоял прямо напротив вокзала, в центре. Должно быть, поэтому он стоил двадцать пять тысяч. Комнатка, между тем, была вдвое меньше кванчжуской.

Мотель

Приняв душ, я отправился есть китайскую еду (Чонып славится ею, действительно, чаптханъ пап 잡탕밥, "рис с морепродуктами" был превосходен) и писать письма в писибане.

К слову о писибанах. Меня несколько раз заносило в места, где обслуживающий персонал - китайские корейцы, и несколько раз - в места, где не читался ЖЖ. В Чоныпе я поменял один за другим три писибана, в которых сложились оба фактора - во всех работали китайцы, и во всех не открывался ЖЖ.

25 сентября (День чускá)

Выспавшись, заправился кофе, вышел к вокзалу, сфотографировал привокзальную площадь, на которой по случаю праздника ударили фонтаны, оседлал сивку-бурку и рванул в сторону Чончжу 전주 - там у меня в двенадцать тридцать была забита стрелка с прибывшим на побывку домой администратором Джо.

Привокзальная площадь в Чоныпе

От Чоныпа до Чончжу сорок километров. Дорога была знакома мне (два года назад я путешествовал здесь по святым местам). Проезжая Тхэин, не утерпел и завернул к живописному павильону - передохнуть и заодно полюбоваться традиционной архитектурой и огромным лотосовым прудом.

Тхэин

С утра провинциальная дорога была заполнена автомобильным потоком наполовину - машины шли сплошным потоком с севера на юг. Машин было так много, что в одном месте, на развилке в пустом поле, где светофор моргает разве что желтым светом, встали несколько регулировщиков.

Регулировщики

Я ехал по деревенской дороге мимо нескончаемого потока машин - все стояли дисциплинированно в линию, друг за дружкой, никто не бибикнул, никто не выехал на встречную полосу...

Машины на дороге

Время от времени сбоку становился виден 25-й платный хайвэй с намертво застывшими машинами. Там машины двигались в обратную сторону.

Хайвэй

Погода наладилась. Сияло солнце, стало жарко... На дорогу выпрыгивали кузнечики, разные жужелицы, выползали змеи и... становились, как вот этот молодой метровый полоз, жертвами ДТП.

Рожденный ползать

За двенадцать километров до Чончжу, едва поднялся на горку, случился второй прокол - шшш, и камера сдулась! Чуть впереди виднелась заправка. Доковылял до нее, заправился кофе, шоколадкой. Нашел место в тени. С помощью отвертки вывернул на одну сторону покрышку, вытащил камеру, качнул воздух, отыскал прокол. Просунул руку внутрь покрышки и в нужном месте обнаружил тонкий стальной волос. И откуда они берутся на дорогах!

Заклеил дырку, и тут, откуда ни возьмись, появились пять чиндовских щенков. Виляя хвостиками, они обступили меня, принялись лизать, напрыгивать на ноги. Это напомнило мне историю из "Канона Дао", повествующую о том, как Шанди, находясь в монастыре Тэвонса, достиг просветления, и "вдруг перед Ним, откуда ни возьмись, появился сонм птиц и зверей; они, казалось, умоляли Его о чем-то. И Он молвил: "...Ступайте", и те многие птицы и звери повиновались". Позволив щенкам вдоволь нализаться, я сказал, подобно Шанди: "Ступайте!", и, о чудо, щенки повернулись и исчезли за зданием. Мне же пора было двигать в Чончжу, где, я знал, у местного музея бил копытом администратор Джо.

Щенки

Отыскав Джо, я приковал конька к забору, сел к Джо в машину, и мы поехали в даунтаун в поисках работающего ресторана (напомню, был чхусок, и всего несколько лет назад в этот день невозможно было найти заведения, в котором бы тебе подали хотя бы плошку риса). Такой отыскался в районе "чончжуской корейской деревни", 전주한옥마을. Заказав чонсик 정식, "комплексный обед", мы получили две бадьи двух разных похлебок, рыбу, рис и штук двадцать закусок, уставивших весь стол. Воистину, правду говорят, хочешь поесть всласть, поезжай в Чончжу!

Наевшись, пошли смотреть старый город: городские ворота Пхуннаммун 풍남문, комплекс королевской усыпальницы Кёнгичжон 경기전... Последняя, как и многое другое в этом крошечном городке, породившем последнюю королевскую линию, национальное сокровище Кореи, в ней хранятся портреты Тхэчжо, Сунчжона и последующих королей династии Ли (Чосон). Надо будет приехать сюда на выходных - на выходные.

В Чончжу случилось страшное - перестала работать батарея верного "Олимпуса". Фотографии ниже сняты двумя днями раньше.

Осмотрев исторический центр Чончжу, в пятом часу распрощался с Джо и стартовал от музея в сторону Дижона.

Пугалы

От чончжуского музея до моего дома восемьдесят восемь километров. Дорога шла по равнине. Когда я достиг горного района, начало смеркаться. Я перевалил через относительно невысокий (200 с лишним м) Малькольчжэ 말골재. Далее дорога шла по живописнейшему ущелью вдоль речки - слева скалы, справа речка, за ней - огоньки ресторанов. Через десяток километров дорога пошла вверх - начался тягун, в конце которого высился перевал Грушевый, Пэтхичжэ 배티재 (349 м).

Тэдунсан

Забравшись на перевал, передохнул и с новыми силами рванул на север - до дома оставалось 35 км.

Около девяти вечера, преодолев за день сто тридцать километров, я затормозил у своего дома. Вошел домой, включил бойлер, зашел в ванную...

26 сентября

Позвонил Джанг (бывший администратор). Посмотрел с ним (вторично) "The Borne Ultimatum", поел мяса, выпил сочжу...

Сегодня, 27 сентября

Прокатился по речкам, поел и выпил в компании с runizag и jkr_aniretta - хорошо!

Смотрю "Mr and Mrs Smith".
Tags: Кванчжу, Корея с седла велосипеда, Чончжу, велопробег, корееведы, люди, мотель, транскорейский, френды
Subscribe

Posts from This Journal “транскорейский” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments