atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Category:

КАК Я ПЕРЕВОДИЛ ЕВТУШЕНКО

НЕ СТАЛО Евтушенко. Я не знаток поэзии и поэтов, но знаю одно - человек он был выдающийся. Великодушный, щедрый. Так говорю, исходя из собственного опыта общения с поэтом. У меня с ним была одна, мимолётная, встреча. Можно даже сказать, был с ним знаком. Однако сказать противное - что он был знаком со мной - сказать не могу. О той встрече коротко писал здесь. Она состоялась в начале 2000-х...

В те годы я работал в иммиграционной компании - составлял иммиграционные дела, сочинял для беженцев истории. В ней работал до конца 2004 года (тогда иммиграция пошла на убыль, и я, решив поменять профиль работы, уехал в Корею), стало быть, с Евтушенко в любом случае встретился вне позже середины 2004 года, не раньше (надо будет погуглить его визиты в Торонто). Помимо основного занятия, которое приносило маленькие деньги (это, по моему убеждению, универсалия - придумано мною), у меня были другие, побочные дела: я работал самонаёмным (self-employed) - то есть работал на себя, не на дядю - переводчиком, для чего обзавёлся знакомством с нотариусом (китайцем), который, не глядя, за десятку, штемпелевал мои переводы справок, свидетельств и дипломов с русского, немецкого, венгерского, корейского, китайского..., ах, с каких только я языков не переводил, а по вечерам и в выходные ишачил в литературной ассоциации (она называлась Korean-Canadian Literary Forum-21 и, кажется, существует и поныне) - переводчиком и секретарём (штат ассоциации, собственно, и состоял из двух человек - меня и президента, дядюшки Хо).

Ассоциация располагалась по домашнему адресу дядюшки Хо, на первом этаже его дома. От меня до него на машине было ехать пять минут. Я любил бывать у него, потому что жена дядюшки кормила нас вкусными корейскими обедами. Мой предшествующий опыт помогал мне писать письма и добывать гранты из правительственных фондов, и мы с дядюшкой раз в год проводили на эти деньги поэтические чтения, на которые умудрялись зазвать местных знаменитостей (не всех, впрочем; так, не удалось зазвать Маргарет Атвуд, которая вместо себя прислала коротенькое вежливое письмо с пожеланием успеха; сметливая писательница, наверно, сообразила, что приглашение ей написали на первом этаже частного дома русский с корейцем; надо будет глянуть, напечатали то её письмецо или нет; я бы напечатал, классик ведь), издавали тоненькие, страниц в 100-120, альманахи со стихами канадских (включая канадско-корейских) и корейских (корейско-корейских) поэтов. Стихи публиковались в двух видах - на языке оригинала (английском или корейском) и в переводе на другой язык (корейский или английский). Стало быть, англоязычных канадских поэтов мы переводили на корейский язык, а корейскоязычных на английский. Впрочем, у нас были и иноязычные, например, китайские, французские, поэты - ассоциация-то была, как и вся Канада, мультикультурная. Этих мы переводили сразу на два языка - на английский и на корейский. На английский - потому что Канада, на корейский - потому что Хо. Стало быть, их стихи печатались в трёх вариантах... Переводили поэзию я, дядюшка Хо, ещё несколько местных канадско-корейских поэтов. Заодно скажу о своём методе перевода поэзии на иностранный язык в то время. Я переводил просто, лаконично, понятно - ладно. Иначе не выговорить. Я как-то говорил о том, что всегда полезно прочитывать то, что сочинил, вслух, и не раз...

Будучи русским по духу, я хотел видеть в альманахе и стихи русских поэтов, но те, что попадались на глаза, мне не нравились - больно мудрёные, взвейтесь да развейтесь, трудно переводить, а у дядюшки Хо перед глазами всегда стояли одни корейцы. Я сказал ему про Анатолия Кима, с которым у меня лет за десять до этого состоялось шапочное знакомство: "Он - русский кореец". Дядюшка спросил: "Поэт?". - "Увы. Но мы можем заказать ему эссе". К сожалению, маститый писатель в то время был занят семейными делами. Тогда я вышел на Мишу Пака. Миша, хотя и не писал толсто, как Анатолий Андреевич, зато был на все руки мастер - писал небольшие прозаические произведения, как Бунин, сочинял стихотворения как Пастернак, рисовал картины как Ван-Гог. Он дал добро, и я перевёл несколько его стихотворений на корейский и английский языки. Интересно, помнит он об этом, нет?

Я не оставлял надежды сделать альманах ещё более мультикультурным, чем он был. В один из дней я сказал своему боссу: "В Торонто приезжает знаменитый русский поэт Евтушенко. Не хотите встретиться с ним?". О Евтушенко Хо был наслышан. Мы нарядились и поехали на Евтушенко...


ЕВТУШЕНКО был в цветастой рубахе и в ударе (кажется, он всегда в Торонто был в ударе - здесь его публика). После мероприятия мы с дядюшкой, торопясь, неровён час, увезут в русский ресторан, и тогда пиши пропал наш мультикультурный проект, продрались к возбуждённому поэту и, сунув свои визитные карточки, представились. Я сказал: "Он (я ткнул в дядюшку) - известный канадско-корейский поэт, издаёт поэтические сборники. Я - ваш давний поклонник. Мы хотим во что бы то ни стало перевести ваши стихи на корейский язык и, и если они ещё не переведены на английский, и на английский, но с одним условием - никто никому не платит денег, ни вы нам, ни мы вам". В тот момент Евтушенко, наверно, было не до канадско-корейской ассоциации. Он сказал: "Вот книжка, возьмите из неё любые стихи. Только напишите мне о своём выборе". Дал визитную карточку, сказал: "На звонки не отвечаю", и - только мы его и видели...

Я выбрал для альманаха "Идут белые снеги", "Любимая, спи" (я же рускиий), Хо понравились "Карликовые березы", "Два города" (он же кореец)... Я сочинил переводы (подстрочники) и потом ругался с Хо, который хотел непременно облагородить их, расцветить...

Книжка вышла не то до, не то после моего отъезда в Корею (надо будет погуглить). Её, наверно, послали в Тулсу, на Саус Трус Авеню. Есть она и у меня. Надо будет найти её, глянуть, что у нас получилось.
Tags: байки из жизни, поэзия
Subscribe

Posts from This Journal “поэзия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments