atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

Сеульские посиделки

Пятница. Вечер. Мы с Зайчиковой бредем по ночному Тэчжону в сторону наших вилл. Вдруг она восклицает: "Виктор! Сегодня днем видела кучу мебели! ". И ведет меня в сторону провинциальной управы. "Зайчикова, ворота уже, наверно, закрыты". Немка все равно тащит меня. На удивление, ворота не закрыты, а прикрыты. Отважная женщина раздвигает ворота, входит внутрь. Боже, как изменился мир! Всего каких-нибудь шестьдесят лет назад немцы проиграли войну, потому что шли по дорожным правилам, только на зеленый свет, а сегодня, гляди-тко...!

Позади одного из огромных зданий - куча мебели. Зайчикова командует: "Выбирай!". Роюсь в стульях, продавленных поколениями местных просителей. Рука не поднимается на что-либо, как... Зайчикова кричит: "Вон!", и я вижу прекрасное кресло из натурального резного дерева, обитое искусственной кожей. Лезу наверх, давя стекла и стулья, стекло и дерево трещит... Чу! Но нет, нет никого, никто не вышел из сторожки, некому защитить госдобро.

Приволокли кресло домой. Осматриваю. Кресло приличное. Разве что спинку нужно закрепить какой-нибудь скобой.

Зайчикова получает в награду стакан вина.

До этого днем, после обеда, грянул звонок - "Тревога! Едет Главный! Всем быть наготове! Приготовить Талмуды, тетради! Сменить носки! Переодеться в костюмы и повязать галстуки!"…

Часов в восемь после головомойки спускаемся с дармовым сикхе 식혜 (сладенькой водичкой с остатками разваренного риса) вниз с третьего этажа, Юстас чертыхается, он опоздал на поезд. Мне ехать в Сеул завтра. Юстас марширует в сторону вокзала. Обруганные исследователи группами удаляются в сторону ресторанов, чтобы "освободиться от горечей и обид" (해원) за чаркой сочжу. Меня с собой не берут. У меня аппетита пропал, однако, есть он или нет, надо выполнять условия контракта ("еда и постой бесплатные"), потому иду в столовку. Когда почти доел ужин, прибегает Зайчикова. У нее безумный вид: скоро заканчивается контракт, а начальство не сообщает ей, будет продлен контракт или нет. Я выражаю сочувствие, и она одаривает меня вышеупомянутым дармовым креслом.

На следующий день я сажусь на "люксовый" (우등) автобус и еду в Сеул, где меня ожидают две встречи с двумя поэтами и двумя рынками - Тондэмуном и Намдэмуном. С вокзала звоню Мансе и Банзаю. Банзай (萬歲) - давний виртуальный знакомый. Его отличает врожденная интеллигентность, он никогда не выходит из себя и не сквернословит. Судя по голосу, он обрадован моим звонком: "Витторио, надолго? Моя половина уехала, можешь переночевать у меня". С благодарностью принимаю приглашение.

Марго - красавица-кореистка. Альпинистка. О ней я уже писал.

За что я люблю студентов корейского отделения Санкт-Петербургского университета, так это за то, что они, помимо того, что хорошо уродились, неизменно вежливы, ловко кланяются и послушаются. Вот и сейчас Марго сонным голосом покорно ответила: "Хорошо. Куда? Приеду". Ровно в три мы сидим в Ассоциации корейских издателей на ежегодной сессии Союза корейских поэтов, который награждает своих лучших членов. Туда нас затащил один из местных патриархов, вроде Евтушенко или Вознесенского, только в шляпе. После награждения он ведет нас в Инсадон, чтобы угостить пхеньянскими пельменями. Вести иностранца в Инсадон - все равно как в Москве тащить иностранца на Арбат. Мы понимаем, что поэту здесь, в Корее, за привод иностранцев никто комиссионных не заплатит, поэтому равнодушно проходим мимо сувенирных магазинчиков и ведем старика прямо в ресторан.

В ресторане Марго давится пельменями. Ошарашенный ее красотой, старик-поэт пытается ухаживать за ней, норовит переложить из своей тарелки в ее пару пельменей. Марго отнекивается. Тогда поэт обещает написать в ее честь цикл сонетов.

Покинув поэта, мы мчимся на Тондэмун.

На Тондэмуне делаю одно важное наблюдение. Видя, как люди, спотыкаясь и падая, ломают себе шеи и выворачивают глаза и ноги в стремлении полюбоваться Марго, понимаю, где берут корни косоглазие и кривоножие местного населения. Уже через минуту пребывания на Тондэмуне я был избит, истоптан и издерган толпами людей, желавшими хотя бы краем глаза увидеть мою спутницу. Измученный, нахожу способ, как остаться в живых - пристраиваюсь к Марго, которая шествует по рынку подобно крейсеру "Варяг" среди канонерских лодок типа "Кореец".

Пробродив безрезультатно (какая тут торговля?!) час-два, звоним Банзаю, чтобы договориться о встрече. Он, оказывается, уже на Тондэмуне. Поприветствовав нас, он тащит нас показать местные достопримечательности (отель и магазины для русских, узбеков и монголов, "Русский центр"), затем везет нас в Мапхо, где в одном из ресторанов нас ожидает ужин, спонсированный Донбо Эр Сервисиз. Представитель Донгбо, ст.менеджер-координатор Ан, российского происхождения, нынешний кореец, хлебосолен и радушен. Он оказывается прекрасным знатоком и любителем российской словесности. С ним, Банзаем и Марго провожу несколько часов. Дружелюбная атмосфера, радостная хозяйка, свежайшее мясо, пэксечжу, а главное, прекрасные собеседники - что может быть лучше!

Сходу решаем создать СРАКу - Советско-Российскую Ассоциацию Кореи. Учредители - мы же: Банзай (представитель советско-российских корейцев), Ан (деловые круги), Марго (студенты в Корее) и я (исследователи в Корее).

Из ресторана перемещаемся в уютную просторную квартиру Банзая, где за приятными беседами, перемежаемыми просмотром семейных альбомов и фильмов, сидим до пяти утра. Совершаем ночную вылазку в район красных фонарей на Чхоннянни.

На следующий день Банзай вооружается новейшей цифровой камерой, и мы едем в центр. Снова Инсадон, книжный магазин "Кёбо". Обедаем в маленьком уютном ресторанчике неподалеку от Кёбо. Банзай понимает толк в местных ресторанчиках. Обойдя квартал, время от времени заглядывая внутрь заведений, он безошибочно толкает дверь одного из них, и вскоре расторопная хозяйка тащит нам еду. Мы пожираем вкуснятину, запивая холодным пивом, как вдруг сзади раздается шум-гам. Оборачиваемся - хозяйка с хозяином, отодвинув от стены огромный холодильник, ловко орудуют палками. Вскоре хозяин проносит мимо черный пакетик.

Когда расплачиваемся, спрашиваю: "Что это было?". Хозяйка смущённо смотрит на хозяина. Хозяин оскорбленно отворачивается в сторону, молчит. Все равно было вкусно.

После обеда встреча с товарищем из ПЕН-клуба в отеле "Сеул Плаза".

Вечером, по пути на вокзал, захожу на Намдэмун. Похоже, межгосударственный конфликт из-за островов Токто-Такэсима ничуть не повлиял на дружбу народов: большинство покупателей на самом популярном рынке Кореи - японцы. Если раньше всюду можно было слышать русскую речь: "Товарищ, козя, дешево!", то сейчас продавцы перешли на японский, вовсю тарахтят на этом традиционно враждебном языке. Японцы довольно щурятся, волокут за собой сумки на колесиках.

Народу на Сеульском вокзале - невпроворот. Снаружи, перед обоими вокзалами - старым и новым - тысячи нищих и инвалидов, внутри, в кассы - дикие очереди. Грядет Кэбёк? Когда видишь такое количество людей, поневоле в голову закрадываются мысли о близком конце света.

У меня обратного билета нет. На табло высвечиваются нули - билеты есть только на дорогущий КТХ. Можно поехать на автовокзал, но дико болит коленка, и от безысходности встаю в очередь. Опытная кассирша, мигом определив, с кем имеет дело: "КТХ?". "Нет, Мугунхва". "Мест нет, есть только посадочные. Впрочем... Появился один билет. Возьмете?". "Да, да!".

Дома вижу позавчерашнее приобретение. Забываю о ноющей коленке. Что за жизнь!

В воскресенье в Тэчжон приезжает Вальтер с супругой. Праздники продолжаются! Надо купить стаканы.
Tags: Сеул, Тэчжон, друзья, особенности корейской национальной, студенты
Subscribe

Posts from This Journal “друзья” Tag

  • ПОТЛАК В ТОРОНТО

    НЕДЕЛЮ назад позвонил Ник: "С днём Военно-морского флота!". Он с супругой - бывшие моряки. "С днём!". - "Приезжайте. Отпразднуем". - "У нас уже есть…

  • УДАРИТЬ ПО ЖАРЕ ВЕЛОПРОБЕГОМ

    ВО ВРЕМЯ последней покатушки мы cговорились через выходные прокатиться по нашим окрестностям. "Через-выходными" было вчерашнее воскресенье. Пару дней…

  • ТРАНСТОРОНТОВСКИЙ ПЕРВОМАЙСКИЙ (2)

    МОЛОДЫЕ с нами сидеть не стали. Посидев, ушли. Для них банкет будет завтра. Они приезжали поздравить отца. Хозяйка спросила: "Копчёный палтус…

  • В ГОСТЯХ

    ВЧЕРАШНИЙ поход в гости, я, как всегда, превратил в велопокатушку. Как все знают, не на велосипеде я езжу разве что только на свадьбы. Логистический…

  • ХРОНИКИ КОВИДА-19: ПОКАТУШКА-ПОЕДУШКА

    В СЕРЕДИНЕ прошлой недели позвонил Эухенио: "Приглашаю в гости. Будут Коэны. Прокатимся на велосипедах". Драг-ая тм воспротивилась: "Витя раненый.…

  • ХРОНИКИ КОВИДА-2020: НЕНАТУЖНАЯ ПОКАТУШКА ГДЕ-ТО В ОНТАРИО

    В ПОЛДЕНЬ позвонил Юджин: "Айда на велопокатушку!". - "Когда и куда?". - "Встречаемся в Оквиле в час. Маршрут разработал Элайджа". - "Элайджа…

  • ПАТАГОНИЯ-2020 (37): САНТЬЯГО. ЧИЛИЙСКИЙ МУЗЕЙ ДОКОЛУМБОВА ИСКУССТВА

    8 февраля. День С Руни и Кэт знаком полтора десятка лет. Руни, он же runizag, он же Рунье, он же Гас - ведущий астрофизик мира. Кэт,…

  • В ГОСТЯХ

    РОЖДЕСТВО наступило и прошло, но празднества продолжаются. Вчера нас позвали в гости. Мы нагрузились подарками и поехали в Этобико. Люблю ходить в…

  • ЗАБОЧУСЬ О ВЕСЕ (2)

    Суббота, Хаг Шавуот 41 км. Маршрут: Claireville Conservation Area, W. Humber Trail, Humber River Recreational Trail, Finch Hydro Corridor…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments