atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Category:

УЛИЦА СТАЛИНА

22 сентября 2018 г. Днём


СЛЕДУЯ за гидом революционным курсом, мы, сделав кружок, прокатились по набережной, свернули в сторону и снова выкатили на улицу Победы, бывшую Сталина, к книжному магазину "Литература на иностранных языках" 외국어 서점.

Я, кажется, писал, что при мне улица Победы 승리거리 называлась улицей Сталина 스딸린거리. Она была (она и сейчас является таковой) одной из центральных улиц северокорейской столицы. Так она выглядела в 1959 г. Пройдёт чуть больше десяти лет, и "Победы" сменятся "Датсунами" и "Вольво"...

Stalin St.(1)jpg

А так улица Сталина выглядела с балкона Большого театра, в котором мы, иностранные студенты, спустя годы из раза в раз смотрели пять революционных опер, составлявших неизменный репертуар театра.

Моранбон почти не виден, а телевизионная башня ещё не построена...

Stalin St.(2)

По пути к промежуточному пункту нашего маршрута неоднократно притормаживали... Мимо проехала агитационная машина. Всё - как прежде! На борту авто плакат - "[Все на] битву за защиту политики партии!".

26

"Битва (бой) за претворение в жизнь идеологии партии, за защиту политики партии" 당의 사상관철전, 당정책옹위전, ещё "битва за претворение в жизнь заветов Вождя (Вождей)" 수령(님들)의 유훈관철전 - эти фразы часто встречаются в северокорейской риторике.

27

Мы не могли спокойно пройти мимо регулировщицы дорожного движения. Красавицы-регулировщицы - это то, что влечёт Уормбиеров в Пхёньян.

28

29

На углу рядом с книжным магазином стояла ещё одна регулировщица. Мы устроили фотосессию. Вскоре она ей надоела. Она обернулась и скомандовала: "Прекратите донимать меня. Мешаете работать" и снова замахала жезлом.

30

31

32

33

Книжный магазин стоял на прежнем месте, что и почти полвека назад. Всё было как встарь, словно не было позади полвека борьбы за строительство, претворение и выживание - и цвет здания, и нутро магазина, и ассортимент книжной продукции были прежними. Разве что прибавилось сувенирной продукции.

34

Я любил приходить сюда. Мы, выйдя из общаги, топали в сопровождении примелькавшегося датсуна в сторону Моранбона, поднимались на холм, шли проторенными тропами, политыми нашими потом и иными, насыщенными спиртом выделениями, мимо исторических беседок и прятавшихся за деревьями анчжонбушников (сотрудников секретных служб), спускались вниз, к улице Сталина...

Ассортимент был известен на месяцы и годы вперёд - в магазине можно было купить труды товарища Ким Ир Сена на корейском и иностранных языках. Трудов и изображений товарища Ким Чжонира (Чен Ира) ещё не было, по крайней мере, в массовом масштабе. Нет, не припомню их. Я труды товарища Ким Ир Сена не покупал, потому что мог обзавестись ими бесплатно, в университете. Я покупал в магазине детские комиксы. Их берёг как зеницу ока, заучивал наизусть, так что в момент окончания ЛГУ, должно быть, говорил как северокорейский Незнайка или Мишка Квакин.

Сообщив продавщице, что я был в её магазине столько-то лет назад (она посмотрела на меня, не скрывая подозрения: люди столько не живут, а если и живут, то только не в Пхёньяне), и не дождавшись должной реакции (к югу от тридцать восьмой параллели мне предложили бы дармовой кофе и дали бы какой-нибудь подарок, сувенир), вышел на улицу - пофотографировать регулировщицу дорожного движения и людей. Добросердечный и, видимо, в душе либеральный Хаксу дал добро на свободное фотографирование зданий и людей (должно быть, здесь мы могли видеть лишь испытанные верные кадры партии, облик которых не мог опозорить социалистическое государство). Но с гидами всегда так. Говорят, через пару дней общения они начинают давать интуристам разнообразные поблажки, идут навстречу их заморским прихотям. Я сам бился с нашими поначалу казавшимися неприступными гидами в бильярд в "Сосане", поил их пивом, вёл с ними по вечерам задушевные беседы в тени деревьев в парке...

35

Мы собрались стартовать в сторону Мемориала, как застыли на месте - в нашу сторону маршировала задорная регулировщица! Как нам повезло! Пересменка! Смена караула!

36

37

38

Вернувшись на набережную, проехали, не останавливаясь мимо национального сокровища КНДР номер четыре Великих Восточных ворот (или Ворот у Великой Восточной реки) Тэдонмун 대동문 大同門 (видать, для наших гидов более сокровенными являются памятники новейшего времени), перехали по мосту Яшмовых Струй Оннюгё 옥류교 玉流橋 в Восточный Пхёньян...

Запарковав у Мемориала велосипеды, получили добро гидов на короткую безнадзорную прогулку в окрестностях и рванули на набережную. В сторону отходила аллея с великолепными образцами современной чучхейской скульптуры...

39

Нафотографировавшись, вернулись к Мемориалу. Нам предстояло в сопровождении местного экскурсовода (похоже, у Хаксу с Драконовым Морем при всех их несомненных достоинствах не было лицензии на проведение экскурсии в музеях, башнях) подняться на один из самых высоких мемориалов мира.
Tags: dprk, north korea, pyongyang, КНДР, Пхёньян, Северная Корея, корейцы, улицы
Subscribe

Posts from This Journal “Пхёньян” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments