Tiger and Magpie

О местоимениях

СЕГОДНЯ после обеда - коллективная вылазка на природу. Коллеги с утра тусовались перед Институтом, только что моего коллегу Кима покинул очередной посетитель - шу-шу, шу-шу. Настроение нерабочее, потому решил снова взяться за старое. Напишу-ка, думаю, что-нибудь, какую-нибудь чепуху, в блог.

Вчера в очередной раз посетил больницу. На этот раз с целью экономии денежных средств (но, прежде всего, думая об интересах семьи) отправился не в огромную (и дорогую) больницу Пресвятой Богородицы 성모병원, а в небольшую частную клинику через дорогу напротив администрации Центрального района.

Сказался в приемной сестре, уселся в крошечном холле перед телевизором, взял полистать "Sisa journal" – тот оказался за прошлый год. Взял "Чунченскую правду", принялся читать про флуктуации и тенденции обменного курса корейской воны и американского доллара.

Из-за стойки выскочила девчонка, подбежала к сидевшей за мной тетке (той на вид лет шестьдесят пять-семьдесят), склонилась в поклоне: "Син-бла-бла-бла тэг-исимникка?" ("Вы Син-такая-то?"). Как интересно! За три с лишним года я всего несколько раз слышал это "местоимение", тэк 댁, в среднем по разу в год, но в этот раз я услышал его в совершенно экзотическом употреблении – на месте титула, 호칭.

Есть расхожее мнение (куда ни глянь, всюду это написано, и я писал об этом), что "корейский язык — это язык, в котором строго отражена иерархическая структура общества... Корейский язык — это язык с развитой системой форм вежливости", субъектной, объектной... Бла-бла-бла-бла... Ну да ладно.

Иностранному человеку трудно сходу во всем этом разобраться. Особенно трудно понять механизм выражения в одной-единственной глагольной словоформе вежливости-невежливости говорящего по отношению к слушающему, собственного гонора или подчеркнутой самоуничижительности и одновременно почтительности-непочтительности к субъекту действия, о котором идет речь. По-русски мы можем выразить эти чувства, сочетая лексические, грамматические и интонационные средства: "Слышь, чувак, директор ковыляет". Кореец же может породить десятки вариантов высказывания, состоящего из одного слова (словоформы), в зависимости от того, каковы его отношения со слушающим и каково его отношение к директору - и всё с помощью комбинации специальных суффиксов и окончаний.

Кажется, что иностранцам должно быть легче управляться с личными местоимениями, но и здесь незадача – их гораздо больше, чем в других языках (это не считая титулов, которые многие ошибочно принимают за личные местоимения). Навскид назову только местоимения 2-го лица ед.ч.: 너 нô, 자네 чане, 당신 танъсин, 어르신 ôрысин, 댁 тэк.

Последние (어르신 ôрысин и 댁 тэк) редко когда услышишь – первое редко, второе еще реже. Первое - просторечное, что ли, и более доверительное. На нем флер традиционного корейского антуража. Я слышал, как так обращались ("Вы", "почтеннейший") к старикам, обряженным в ханбок 한복, на улице, в транспорте, но следует учесть, что с ним нужно обращаться осторожно. Боюсь, к президенту Ким Тэчжуну, пусть он уже и старик, так не обратиться.

Второе местоимение еще более редкое. Как я сказал, при всей своей коммуникабельности я слышал его всего несколько раз. От первого, помимо того, что то употребляется в отношении к старшим по возрасту (попросту говоря, к старикам), а это – не обязательно, его отличает то, что оно употребляется по отношению к человеку, с которым у говорящего нет личных отношений. Так ко мне обращались совершенно незнакомые люди, с которыми я встречался на перевалах и дорогах, а, согласитесь, я еще не старик...

Меня сестричка позвала по-простецки: "Питхоаден-ним" 비토아덴님 - "Дорогой Витто Аден" (под этим именем я, без шуток, прохожу в местных страховых и медицинских ведомствах)...
Да, с личными местоимениями в корейском языке шутки плохи.. До сих пор помню злое лицо таксиста, которого я лет пять назад упорно называл тангсин. Очень удивился, когда узнал, что нужно говорить сонгсэнгним. Или лучше вообще без местоимений--уважение всегда можно выразить, припортачив суффикс си.
А ещё легче прикинуться валенком, ничего не понимающим по-корейски:)
С женой друг друга зовём тангсин, хотя где-то я слышал, что так друг друга называют поссорившиеся супруги. Однако родственники не выказывают ни малейшего недоумения, когда мы говорим тангсин, значит всё пока нормально. Как называет меня жена, когда она на меня сердится? Да никак, когда она сердится, она ВЕРЕЩИТ. И я вкушаю все блага межнационального брака--я ничего не понимаю в этот момент, поэтому обидеть меня в принципе невозможно:)))
Тоже песня. Я думал, что разные местоимения могут употребляться только при раной степени желания выказать уважение, а тут вона как!
Всё гораздо сложнее, но хитрые корйецы ничего толком не объясняют)
То есть надо самому по контексту догадываться?
Я думаю, лучше всего запоминать ситуацию, в которой употреблялось какое-то местоимение: кто кому в какой ситуации что сказал. Ацман такую ситуацию описал: молодая девушка-медсестра поинтересовалась фамилией старшей по возрасту посетительницы. Для себя я отметил--если, например, мне нужно встретиться с кем-то старше меня на улице, подойти поинтересоваться можно именно так: 혹시 박정희 댁이십니까? Если реакция будет нормальной, закреплю в памяти, если нет--поинтересуюсь у жены, чё я не так сказал:))

По-моему, по-другому корейский язык выучить невозможно. Я имею в виду не заводить корейскую жену, а больше внимания обращать на ситуации, чем на формаьлные грамматические правила.
Танъсин - стандартное обращение супругов, не обязательно поссорившихся. :)
История про таксиста - смешная.
:) Забавная ситуация была.
Она аналогична (примерно) той, в которую попал я, когда полетел когда-то в Сеул вместе с группой наших "коммерсантов". Со мной в номере жил здоровенный бугай. Лет ему было гораздо меньше, чем мне. Звали Серега. Даже помню фамилию.
Он обращался ко мне не "Виктор Данилович", а "Витёк": "Витёк, позвони туда-то". Но человек был славный. Он - один из немногих людей, кто сделал мне царский подарок - хоккейную куртку. :)
А что дальше случилось с незадачливой невесткой? Или смысл истории был именно в притягательности селёдки?
Забавно! Вообще-то я бы перевел 댁 как вежливый вариант "ты чьих будешь?" То есть, с одной стороны, формально вроде вежливо, с другой, облик собеседника сомнителен и не предполагает несомненно более высокого социального статуса. Превосходство собеседника в возрасте, но не в социальном статусе (а в случае с бабкой еще и в гендерной принадлежности:) - весьма подходящая ситуация для употребления таких форм, имхо.
P.S. Аден-ним - это жесть!!! Вы, Виктор Данилович, в сознании корейцев теперь должны быть даже круче Лао-цзы (причем обоих ;) - почтенный сын самого себя!!! Немедленно требуйте прибавку к жалованью!!! За статус!!!
Есть еще один 댁, который, по сути, одно и то же, но формально - категориально - другое. Их нужно различать. Этот второй (букв. "дом") может употребляться в разных значениях, в том числе и в таких речениях, как 댁이 어디신데요? "А откуда вы?", букв. "Где ваш дом?".
Здесь же было сказано "имя собственное+тэк", что показалось мне странным (см. выше в тексте). Нормально тэк как местоимение употребляется в таких фразах, как, например, 이게 댁 자립니까? 책입니까? "Это ваше место (книга)?".
Ну, все значения 댁-а и "местоименное", и "нормальное" помещены под одной словарной статьей (хоть и под разными цыферками:)

Вообще же, употребление таких "местообстоятельственных" оборотов для обозначения собеседника - не такая уж и редкость в корейском. Вспомните хотя бы телефонное 거기는 어디십니까? - "Кто говорит (как Вас зовут)?"

Тут, кстати, относительно недавно (по весне еще) заслушивал доклада Питера Селлза из СОАСа на тему "Oblique Case Marking on Core Arguments in Korean and Japanese". Так он там (косвенно, правда) об этом тоже что-то упоминал.
Ясно. В словаре я не смотрел.
А, вот, глянул. Действительно, у Никольского они объединены в одной статье. Возможно, он и правильно поступил.
Мой пример - из жизни. Я слышал эту фразу пару раз от людей, новых знакомых или малознакомых. Так, вроде виделись где-то. И вдруг: "тэг-и оди-синдеёо?" "А дом-то ваш где? Семья где живет?". Должно быть, слышали, что переехал в Канаду...
На самом деле, конечно, с личными местоимениями у корейцев не все в порядке. Собственно личных местоимений - раз-два и обчелся. На, но... Все эти танъсин, орысин, тэк - это знаменательные слова, которые стали употребляться в функции личного местоимения совсем в недавнее время. Я пытаюсь вспомнить текст памятника 16-го века, который мы переводили на пару с Т.Каплан, но кроме банальных на, че. ыо, кы не вспомнить. Да и такой разветвленной системы конечных форм, которая сейчас есть в корейском, тогда не было. Были суффиксальные элементы - гоноративный -си-, -сап- (который сидит в сыпнита) да вставка чередующихся о/у после корней (вроде нынешнего хаомнида).
Кстати, с таким же успехом можно было бы включить в список личных местоимений "сонсэнним". А что? Запросто! :)
Вот, кстати, Виктор Данилович, хотел Вас спросить насчет -сып/-сап. В западной кореистике действителльно принято разбивать эти окончания на -почительный суффикс -сып + наклонение/mood(?) -ни + опять-таки наклонение -да/-ка.
По мне, так это полный бред во всем, но особенно в плане mood -ни
Что в этом случае подразумевается под "наклонением", если, во-первых, парадигма включает в себя аффиксы -ни и -ти (ни разу не встреченного мной в реальной жизни в составе конечного сказуемого, только в -тон), противопоставленные сразу по двум (!) признакам "сейчас"/"тогда" и "был"/"не был"? Можно ли в этом случае вообще говорить о наклонении?
И во-вторых, что же это за категория, которая встречается скорее как исключение, а не как правило в одном уровне речи (если только очень исхитриться)?
Точно. Это относится к области диахронической, исторической морфологии, не синхронической. Это история появления показателя. :)
Действительно, если эти форманты были показателями какой-то категории, мы бы имели парадигмы, но их нет.