Tiger and Magpie

О местоимениях

СЕГОДНЯ после обеда - коллективная вылазка на природу. Коллеги с утра тусовались перед Институтом, только что моего коллегу Кима покинул очередной посетитель - шу-шу, шу-шу. Настроение нерабочее, потому решил снова взяться за старое. Напишу-ка, думаю, что-нибудь, какую-нибудь чепуху, в блог.

Вчера в очередной раз посетил больницу. На этот раз с целью экономии денежных средств (но, прежде всего, думая об интересах семьи) отправился не в огромную (и дорогую) больницу Пресвятой Богородицы 성모병원, а в небольшую частную клинику через дорогу напротив администрации Центрального района.

Сказался в приемной сестре, уселся в крошечном холле перед телевизором, взял полистать "Sisa journal" – тот оказался за прошлый год. Взял "Чунченскую правду", принялся читать про флуктуации и тенденции обменного курса корейской воны и американского доллара.

Из-за стойки выскочила девчонка, подбежала к сидевшей за мной тетке (той на вид лет шестьдесят пять-семьдесят), склонилась в поклоне: "Син-бла-бла-бла тэг-исимникка?" ("Вы Син-такая-то?"). Как интересно! За три с лишним года я всего несколько раз слышал это "местоимение", тэк 댁, в среднем по разу в год, но в этот раз я услышал его в совершенно экзотическом употреблении – на месте титула, 호칭.

Есть расхожее мнение (куда ни глянь, всюду это написано, и я писал об этом), что "корейский язык — это язык, в котором строго отражена иерархическая структура общества... Корейский язык — это язык с развитой системой форм вежливости", субъектной, объектной... Бла-бла-бла-бла... Ну да ладно.

Иностранному человеку трудно сходу во всем этом разобраться. Особенно трудно понять механизм выражения в одной-единственной глагольной словоформе вежливости-невежливости говорящего по отношению к слушающему, собственного гонора или подчеркнутой самоуничижительности и одновременно почтительности-непочтительности к субъекту действия, о котором идет речь. По-русски мы можем выразить эти чувства, сочетая лексические, грамматические и интонационные средства: "Слышь, чувак, директор ковыляет". Кореец же может породить десятки вариантов высказывания, состоящего из одного слова (словоформы), в зависимости от того, каковы его отношения со слушающим и каково его отношение к директору - и всё с помощью комбинации специальных суффиксов и окончаний.

Кажется, что иностранцам должно быть легче управляться с личными местоимениями, но и здесь незадача – их гораздо больше, чем в других языках (это не считая титулов, которые многие ошибочно принимают за личные местоимения). Навскид назову только местоимения 2-го лица ед.ч.: 너 нô, 자네 чане, 당신 танъсин, 어르신 ôрысин, 댁 тэк.

Последние (어르신 ôрысин и 댁 тэк) редко когда услышишь – первое редко, второе еще реже. Первое - просторечное, что ли, и более доверительное. На нем флер традиционного корейского антуража. Я слышал, как так обращались ("Вы", "почтеннейший") к старикам, обряженным в ханбок 한복, на улице, в транспорте, но следует учесть, что с ним нужно обращаться осторожно. Боюсь, к президенту Ким Тэчжуну, пусть он уже и старик, так не обратиться.

Второе местоимение еще более редкое. Как я сказал, при всей своей коммуникабельности я слышал его всего несколько раз. От первого, помимо того, что то употребляется в отношении к старшим по возрасту (попросту говоря, к старикам), а это – не обязательно, его отличает то, что оно употребляется по отношению к человеку, с которым у говорящего нет личных отношений. Так ко мне обращались совершенно незнакомые люди, с которыми я встречался на перевалах и дорогах, а, согласитесь, я еще не старик...

Меня сестричка позвала по-простецки: "Питхоаден-ним" 비토아덴님 - "Дорогой Витто Аден" (под этим именем я, без шуток, прохожу в местных страховых и медицинских ведомствах)...
Танъсин - стандартное обращение супругов, не обязательно поссорившихся. :)
История про таксиста - смешная.
:) Забавная ситуация была.
Она аналогична (примерно) той, в которую попал я, когда полетел когда-то в Сеул вместе с группой наших "коммерсантов". Со мной в номере жил здоровенный бугай. Лет ему было гораздо меньше, чем мне. Звали Серега. Даже помню фамилию.
Он обращался ко мне не "Виктор Данилович", а "Витёк": "Витёк, позвони туда-то". Но человек был славный. Он - один из немногих людей, кто сделал мне царский подарок - хоккейную куртку. :)