atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Categories:

Тайны пхеньянского стажёра (1): Схватка на Моранбоне

УТРОМ я проговорился, что подвергался аресту в Северной Корее. Один из френдов попросил рассказать об этом. Почему бы нет? Нет ничего проще, потому что я уже писал об этом на "Восточном полушарии".

******************************

В прошлом веке, примерно четверть века спустя после освобождения Кореи от ига японского колониализма, я гулял по Моранбону 모란봉, там, где стоит памятник воинам Советской Армии.

Моранбон, Гора пионов - невысокая возвышенность на берегу Великой Восточной реки (Тэдонган 대동강) в центре Пхеньяна, издревле славившаяся своими замечательными пейзажами. Сейчас она, говорят, стала еще краше. Мы, советские студенты в количестве пяти человек, любили, выйдя из общаги, прогуляться в сопровождении одинокого таинственного автомобиля (номер его записан в моей тетрадочке) до отрогов знаменитой горы, подняться наверх по благоустроенным дорожкам и гулять, любуясь пустынными красотами (нам было невдомек, почему люди не гуляют по столь замечательному парку), вдыхая аромат цветущих форзиций и рододендронов и вспугивая прятавшихся в деревьях редких анчжонбушников1, которые немедленно принимались докладывать о наших перемещениях вытащенным из стволов деревьев трубкам раций. У нас с собой нередко были бутылка армянского коньяка или "Московской", баночка крабов или икорки, хлеб, купленные в посольском магазине... В тот день я был один.

Нет, вру. Со мной был мой верный друг - шпионский фотоаппарат "Чайка", который позволял снимать на обычную пленку не обычные 36, а целых 72 кадра. Стояла замечательная погода. Я добрел по пустынным дорожкам до обелиска - взору открылся прекрасный вид на дворец Мансудэ 만수대 и статую Ким Ир Сена 김일성2, и я решил запечатлеть вид на пленку. Выбрав достойную позицию для съёмки, навёл объектив на статую, но не успел нажать гашетку, как откуда ни возьмись, как чёртик из табакерки, выскочил пожилой сухопарый джентльмен и что есть силы схватил меня. Я твердо сказал: "В чем дело? Отставьте меня в покое. Я - советский студент", но старик продолжал держать меня в своих объятиях.

Я попытался освободиться. Старик, не теряя зря времени, стал звать на помощь - из кустов, оставив в покое рации, вышли мужчины с туго перетянутыми, стройными талиями. Они схватили меня за руки и, лишив возможности сопротивляться, отвели в милицейский участок №1, который, соответственно своему номеру, как раз располагался под Моранбоном.

Там я повторил свою легенду. На беду, при мне не оказалось моей зеленой (кажется, зеленой; если что, tamar2006 или tttkkk поправят меня) карточки студента. Я потребовал вызвать советского консула. Консулом тогда был хороший дядька Трибунский.

Через пару часов (всё это время я просидел за барьером) Трибунский приехал и вызволил меня из плена. Мы поехали в посольство, там консул спросил у меня подробности инцидента и пообещал подать в корейский МИД ноту протеста...

Вот, собственно, и вся история.

Остается лишь пояснить, что я по молодости косил под битлов - носил длинные волосы и форсил джинсами Вранглер (Wrangler) и пестрыми рубашками. Неудивительно потому, что корейцы, одетые в униформы, принимали меня за японца.

Scan

Нет, скорее, за шпиона.

Человеку, не знакомому с обычаями и обрядами Северной Кореи, покажется странным, что мне не дали сфотографировать красивый пейзаж, где не было ни военных объектов, ни чего-то там еще такого. На самом деле, ларчик открывался просто. Кореец, пусть даже японский, если он предан Вождю и партии, никогда бы не позволил себе снимать с того места, где стоял я - ведь простертая вперед рука Вождя была закрыта веткой дерева, а известно, что отработанный до мелочей ритуал поклонения Вождю не позволял фотографировать его в неполном виде. Нарушить ритуал мог только враг корейского народа. Это очевидное для всех, кроме меня, обстоятельство насторожило бдительного старика, и он исполнил свой гражданский долг.

Интересно, что было бы, если бы я был корейцем?

____________________________________________________

1 Анчжонбушник (от анчжонбу 안전부, сокр. от 국가안전보위부 "Министерство охраны безопасности государства") - кэгэбэшник, сотрудник Корейской ГБ.

2 Позолоченая статуя высотой 26 метров. Первоначально команда преданных партии скульпторов планировала сделать памятник высотой в круглое число метров - 30. Однако Ким Ир Сен, лично ознакомившись с проектом, приказал уменьшить проектную высоту на 4 метра, а сэкономленное сырье велел пустить на нужды народного хозяйства. Люди плакали, рассказывая историю о заботе Великого Вождя об экономике страны.
Tags: КНДР, Моранбон, Пхеньян, байки из жизни, советские студенты, университет Ким Ир Сена
Subscribe

Posts from This Journal “Пхеньян” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments