atsman (atsman) wrote,
atsman
atsman

Category:

А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ (ПЕСНЬ ОБ АЭРОФЛОТЕ)

"ВСЁ познается в сравнении", - думал я, когда летел из Сибири в Москву. Всего две-три недели назад я был готов не оставить от "Аэрофлота" камня на камне, а теперь и самолёт был мил, и еда была хороша. Столь чудесному преображению моего духа я был обязан предшествовавшему очередной встрече с "Аэрофлотом" более чем четырёхсоткилометровому ночному путешествию на автобусе в красноярский аэропорт "Емельяново".

Отвратительно старый (сиденья, стенки и пол шевелились при движении машины словно фанерные), грязный, провонявший соляркой и безумно тесный автобус оказался корейским (мда, не такой встречи с Кореей я ожидал на родине)*.

3

Проехав по степным увалам часа два, водитель притормозил: "Стоим пятнадцать минут" ("Ага, rest area, хюгесо 휴계소", - мелькнула мысль). Rest area оказалась придорожным кафе и шашлычной под тентом. Мои сорок попутчиков, не обращая внимания на кафе, бросились вглубь кустов. Предположив, что они направились в туалет, пошёл следом и я. Туалетом оказались два строеньица типа сортир - "М" слева и "Ж" справа.

Когда очередь дошла до меня, я открыл дверь и не смог войти внутрь - нутро было загажено, как это было при царе Горохе или хотя бы в позапрошлом веке. Пусть патриоты бросят в меня камень - мне такая Россия противна. Через два часа мы сделали с такой же целью ещё одну остановку. На этот раз загаженные "М" и "Ж" разделяло расстояние метров в двадцать. Женщинам обречённо образовали очередь, мужики поступили просто: не скрываясь, выстроились в шеренгу - как зебры или сайгаки на водопое - и направили струи в темноту, орошая ночную сибирскую природу. Итак, вот моя идея того, как обустроить Россию: надо построить нормальные туалеты.

Разваливающийся на ходу автобус бойко бежал по ухабистой дороге (только не надо упрекать меня в пристрастии к качеству дорог), за окном раз в полчаса появлялись и тотчас пропадали сзади огоньки едва различимых в темноте деревушек, утопленных по окна в землю... Невольно возникло - и сразу пропало неразгаданным - какое-то воспоминание, перенёсшее меня на неуловимое мгновенье в раннее детство. Должно быть, тогда, полстолетия назад, спустя всего несколько лет после Великой Отечественной войны, мать везла меня куда-то в точно такую же темень. В три часа утра мы подрулили к зданию отправления аэропорта "Емельяново"...

Ожидание рейса запомнилось сварой с миллиционером, контролировавшим вход-выход (он не давал мне покинуть с моим чемоданом здание аэровокзала; в конце концов, он разрешил мне выйти с моим скарбом подышать свежим воздухом, ещё раз прогнав чемодан и рюкзак через рентгеновскую машину - не представляю, какой в этом был смысл). На рассвете с меня запросили пятьсот рублей за два килограмма перевеса, но я переложил книги в рюкзак (от чего предостерегал мой профессор-хирург) и сберёг двадцать долларов. Однако, как я написал выше, все ужасы прожитой ночи отступили прочь, когда я вошёл в самолёт - он показался прекрасным. В иллюминаторы светило благодатное солнце, я с благодарностью принял стакан тёплого томатного сока (почему у них никогда не бывает льда?), съел с крошечного подносика "мясо" и до самой Москвы листал "Российскую газету" с правительственными указами (никому не нужна? отдам просто так). Вот вам и рецепт того, как научиться довольствоваться тем, что имеешь, ценить его - надо, только наступит хандра, ехать туда, где ещё хуже...

Дальнейшее общение с "Аэрофлотом", впрочем, развеяло моё радужное настроение.

Москва встретила дымом торфянников.

В электронном билете, который мне прислал "Аэрофлот", значилось: "прибытие Шереметьево терминал D, отбытие Шереметьево терминал D". Я со спокойной совестью оставил чемодан в камере хранения терминала D (если кто не знает, это новый терминал, соседствующий со старым, международным, ныне терминалом F) и поехал в гости.

В Москве появились связывающие аэропорты с городом скоростные электрички, и все советовали прокатиться на такой (стоимость проезда - стоя - от Шереметьево до Белорусской 300 рублей, прим. $10), но я люблю традиции. Я вышел наружу, увидел маршрутку: "До Речного вокзала едете?" и, заплатив 60 рублей ($2), через двадцать или тридцать минут входил в метро. Ещё через полчаса был на Тульской. Тульская пахла дымом. Подруга встретила словами: "Видишь, что творится? Мне кажется, они специально не тушат пожары, чтобы умерло больше народу"...

4

Приняв душ (единожды) и на грудь (неоднократно), я со свежими силами отправился (тем же маршрутом) на штурм "Аэрофлота".

Забрав из камеры хранения чемодан, поднялся на третий этаж, отыскал "Международные рейсы" - он был пуст. Спросил у служителя, одиноко сидевшего за стойкой - он сказал: "Регистрация на Сеул в терминале F". О, май гад! Украв у кого-то тележку, погрузил на неё чемодан и рюкзак, рысцой побежал в терминал F.

Два терминала разделяет расстояние примерно в километр. Его я преодолел с рекордной скоростью, гораздо быстрее, чем бегал эту нестандартную дистанцию в молодости. Я допускаю, что в молодости мог бы пробежать тысячу ещё быстрее, посули мне кто в качестве приза полторы тысячи баксов (столько я заплатил "Аэрофлоту" за билет), только такого, увы, не могло быть ни за какие коврижки. Ведь мы были советские! Нас нельзя было купить ни за какие доллары!

Прибежал в терминал F, глянул на табло, отыскал свой рейс - стойки 43-47. Определился и побежал в дальний угол, туда, откуда испокон веков регулярно отправлялся за границу. Вот и стойки 43-47: "Здрасьте, я на Сеул". - "У вас КАЛ? Корейские авиалинии?". - "Нет, Аэрофлот". -"Аэрофлот в другом конце терминала. Выйдите и идите прямо, до конца". О, май гад! Глянул на часы - спокойно! До рейса ещё полтора часа. В Корее за полтора часа можно проехать пол-страны.

Место, куда я прибежал, было запружено донельзя - одновременно шла регистрация на рейсы в Шанхай, Сеул, Дамаск, Тегеран, ещё куда-то. Через полчаса меня охватило волнение - я ещё не протащил свой чемодан через рентгеновский аппарат. Но вот он позади, и я встал с сотнями других будущих авиапассажиров в очередь к регистраторам. Я вспотел невероятно - до рейса оставалось полчаса, а до регистраторов человек двести или триста. Я спросил почтенного иностранного гражданина, стоявшего передо мной: "Извините, сэр, куда летите?". - "В Дели. А вы?". - "В Сеул". - "Я думаю, вы опоздали". Оставив чемодан на попечение гражданина, я рванул по головам через канаты к регистраторше: "Я на Сеул". - "Регистрация на Сеул закончена". О, май гад! "Да что это такое?". Тётка крикнула товарке: "Галя, на Сеул регистрация закончилась?". Та: "Закончилась. Оформи на всякий случай". Я с криком "Я на Сеул!", расталкивая народ, рванул к чемодану и потом потом обратно к регистраторше. Вслед за мной, услышав мои крики, рванул ещё один бедолага...

Я протянул билет и паспорт. Тётка взяла билет, глянула на весы: "У вас перевес - два килограмма". - "Серьёзно? Там у меня книги. Сейчас переложу". - "Полетите бизнес-классом?" - "Нет. Переложу книжки". Я схватил чемодан и стал перекладывать книжки в рюкзак. Тётка принялась оформлять второго бедолагу. Справившись с замками и кодами, я переложил книжки в рюкзак, бросил чемодан на весы. Тётка: "Так вы полетите бизнес-классом?". - "Я же сказал, что полечу экономическим". Тётка: "Я уже оформила посадочный в бизнес-класс. Переоформлять не буду". О, май гад! "Вот Скай-пасс". - "Ваша карточка мне не нужна. Вам надо доплатить три тысячи". - "У меня нет рублей". Тётка (заговорщически): "А рубли мне и не нужны. Так полетите бизнес-классом? Время идёт".

Что такое три тысячи рублей, я знал прекрасно - наменял в этот раз вдоволь. Сто долларов. В Торонто столько стоит ужин (два блюда и бутылка вина) на двоих в даунтауне. В эту сумму можно уложиться в китайском буфете - если, скажем, вас трое, $25 умножить на 3, получается 75, плюс 13% налога, плюс столько же чаевых официанту, который палец о палец не ударил... И я сказал: "Как могу заплатить?". В глазах у тётки отобразилось сочувствие. "Семён Семёныч! Положите в паспорт". Я на глазах у сотен свидетелей взял паспорт, сунул в него сотню, протянул тётке...

На этом мои злоключения не закончились.

Безнадёжно опаздывая на посадку, я побежал к выходу №50, который значился на посадочном билете. Добежал ло выхода - там было пусто. Не было никого! Не было ни пассажиров, ни сотрудников аэропорта. Я рванул назад. Пробегая мимо выхода №42, увидел безумные лица бегущих корейцев. Я рванул за ними... Это был выход в Корею, на свободу!

Ну почему "Аэрофлот" всё время посылает не туда? У меня такое ощущение, что посылая не в тот терминал, не к тому выходу, он таким образом посылает нас на три буквы... Вылетели с опозданием (ждали транзитных пассажиров).

В бизнес-классе нас было десять человек: были молодая женщина с ребёнком (как потом выяснилось, она была жена работника аэрофлотовского сотрудника в Сеуле), японская мама с ребёнком (обе мамаши сидели в первых рядах), супружеская пара позади меня. Через проход от меня в центре сидел одинокий кореец, справа сидели молодой человек, составлявший мне симметричную пару (это был тот самый бедолага, который рванул за мной; выходит, тоже заплатил сто долларов) и за ним ещё один мужик.

Обслуживание было исключительное: нас обслуживали три человека, столы накрыли белоснежными льняными салфетками (еще одну я бросил себе на колени), посуда была белоснежная фарфоровая (это моя любимая посуда; если кто-то хочет подсластиться ко мне, подарите мне хороший белый фарфор). Меню не было выдающимся, но по сравнению с экономическим классом это было нечто. В качестве аперитива я выбрал итальянское шардоне. Потом хотел перейти к чему-нибудь другому, но шардоне так понравилось, что я продолжил пить его до конца полёта.

Сначала принесли сырную плетёночку и мини-лодочку с грибами и сыром. Смакуя плетёночку с мини-лодочкой, я выпил пару бокалов вина. Вслед за закуской к аперитиву последовали норвежский лосось, тарталетка с красной икрой, нельма холодного копчения, посудина кримчиза. Я попросил повторить шардоне и самым восторженным образом отозвался о плетёночке и убранстве стола. Тётя расцвела. Принеся щи боярские с порчини, по-нашему, белыми грибами (это было сказочно!), игриво сказала: "Будете пить вино? Может, принести беленькую?". Спасибо, продолжу пить белое. В качестве основного блюда я выбрал средиземноморского дорадо, политого соусом с алапино. Прелестно! Должно быть понятно, что сто долларов "Аэрофлот" отработал сполна...

В Инчхоне я немало тревожился за целостность и неприкосновенность своего багажа, но, к моему удивлению и удовольствию, ваккумный аппаратик младшей невестки сработал как надо, и корейские собачки не унюхали ни свежезасоленого сала, ни сыра, ни пахучих колбас.

Подведу итог сказанному.

1) В Шереметьево я больше ни ногой - бардак полнейший, да и кондиционеров в бывшем международном терминале нет.

2) Жирный крест, думаю, поставлен на "Аэрофлоте" - и тесно, и пить не дают. Если только не купишь бизнес-класс. Но, как скажите, летать в Абацзянь? ВладАвиа дерёт ещё большие деньги, чем "Аэрофлот". К тому же (я упоминал об этом прискорбном факте в одной из предыдущих записей), "Аэрофлот" или один из его подельников сломали колёсико и оторвали ручку моего чемодана.

3) Настоящее и будущее России для меня под большим знаком вопроса. Во-первых, нет бесплатных туалетов, а, во-вторых, они (т.е. мы) не прощают даже килограмм перевеса.


И на этой оптимистичной ноте я закончу свой отчёт и пойду на боковую, чего и вам желаю. Cheers!

______________________________________

* О времени появления на свет автобуса говорит надпись на двери: "[Господа пассажиры! Не пытайтесь открыть] дверь [самостоятельно, она] открывается автоматически".
Tags: Аэрофлот, Россия, аэропорты, бардак
Subscribe

Posts from This Journal “аэропорты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “аэропорты” Tag